8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Ваш город: Вудбридж
Зачётик.Ру - каталог студенческих работ.

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Литература и лингвистика

БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ В ТВОРЧЕСТВЕ М. ВОЛОШИНА: ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЙ И МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ В ШКОЛЕ - Дипломная работа

Содержание

ВВЕДЕНИЕ ….3

ГЛАВА I. ТВОРЧЕСТВО М.А. ВОЛОШИНА В КОНТЕКСТЕ БИБЛЕЙСКИХ МОТИВОВ

1.1. Библейские мотивы в творчестве М. Волошина: теоретический аспект изучения ….7

1.2. «Китежский» мотив в лирике М. Волошина .….14

1.3. Мотивы начала и конца в библейских стихах М. Волошина….19

ГЛАВА II. БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ В ПОЭЗИИ М.А. ВОЛОШИНА КАК СРЕДСТВО ПОСТИЖЕНИЯ МИРА И ЧЕЛОВЕКА

2.1. Образ Богоматери в творчестве М. Волошина ….27

2.2. Библейские мотивы в цикле стихотворений «Неопалимая Купина»….….34

2.3. Методические аспекты изучения творчества М.Волошина в школе…43

ЗАКЛЮЧЕНИЕ….….…57

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ….…60



Введение (выдержка)

Максимилиан Волошин является одним из выдающихся поэтов начала XX столетия, современником К. Бальмонта, Вяч. Иванова, А. Блока, В. Брюсова, А. Белого. По праву его можно считать поэтом-мыслителем, творчество которого отличается и всегда отличалось от других поэтов-современников «лица необщим выраженьем».

Мастерство Максимилиана Волошина как художника, критика и поэта признавали Вяч. Иванов, И. Анненский, М. Цветаева, М. Кузьмин, В. Брюсов и др. Но даже до Революции его творчество знало не много людей. Его произведения были только для избранного круга, и многие их просто не понимали. Кроме того, в начале своего творческого пути большинство его современников считали его «выходцем из чужой культуры». Возможно, поэтому он всегда себя ощущал одиноким. Его редко печатали, тиражи изданных книг были маленькими. В послереволюционное время имя М. Волошина, хотя и была его творческая деятельность очень активной, мало кто знал, а после смерти поэта в истории русской литературы можно встретить только незначительные упоминания о нём. Большинство читателей о нем отзывались в негативном смысле, считали его странным, парадоксальным, чуждым для русского читателя поэте.

В настоящее же время имя М. Волошина все более обретает популярность. Начинается публикация его прозаических и поэтических произведений разных лет. Создается множество критических заметок, научных трудов о творчестве русского художника – В. Базанова, В. Мануйлова, В. Купченко, А. Лаврова, З. Давыдоыв, Э. Менделевича и др. Как правило, прежде всего, внимание ученых и критиков привлекают поздние произведения М. Волошина, которые раскрывают сущность трагических событий русской революции и её последствий. Например, статьи В. Купченко «М. Волошин о Великой французской революции», Э. Менделевича «Пойми великое предназначенье», В. Цветкова «Поэт и гражданская смута». Отдельные стороны его творчества исследуются в кандидатских диссертациях: В. Купченко «Странствие Максимилиана Волошина», И. Абрамовой «М. Волошин в 1920-е годы: поэзия и позиция», Т. Кошемчук «Сонеты М. Волошина», В. Жарких «Сущность творчества в эстетике М. Волошина: Время как атрибут творческого процесса». В последние несколько лет появляются новые работы о М. Волошине: Э. Розенталя «Знаки и возглавья (Максимилиан Волошин и мы)», С. Пинаева «Близкий всем, всему чужой» (М. Волошин в историко-культурном контексте серебряного века), «Максимилиан Волошин, или Себя забывший Бог». Одни исследователи, например, Э. Розенталь, исследуют идеологические взгляды М. Волошина, которые выражены в его поздних произведениях (в основном о России), другие, например, В. Купченко, рассматривают творчество поэта в историко-биографическом, документальном ключе, третьи, например, С. Пинаев, посвящают свои труды сложнейшим вопросам поэтического творчества М. Волошина. К примеру, С. Пинаев, исследуя лирические тексты русского поэта-мыслителя серебряного века, указывает на глубину знания, некое «всеобъемлющее единство» его творчества. Следует отметить, что именно таким же образом поэта и его произведения воспринимала и М. Цветаева, с иронией подчеркивая, что «эклектизм» поэта на редкость гармоничен и ёмок.

Поэтические произведения М. Волошина, на самом деле, переполняются необычными образами, которые пришли из разных культур и времен. М. Волошин втягивал в себя всю культуру Востока и Запада, сумел объединить элементы этих культур в своей лирике. Кроме того, в своих произведениях он часто обращается к образу Богородицы, Христа и различным другим образам православных святых. Творчество его проникнуто эсхатологическими и апокалипсическими видениями, библейскими мотивами.

Несмотря на такое безусловное творческое соприкосновение поэзии М.А. Волошина с духовным миром, специальных работ, которые посвящены изучению круга проблем, связанных с преломлением библейских мотивов в творчестве русского поэта, нет. Статьи, которые затрагивают отдельные аспекты этого вопроса, носят либо обзорный характер, либо касаются каких-либо отдельных произведений.

В последние несколько лет все больше стали говорить и писать о вере в Бога, о религии. В школах на уроках литературы появляются темы, которые непосредственно связаны с библейскими образами и мотивами в различных художественных произведениях. Идеями христианской религии пронизывается творчество многих известных писателей. Библейскими легендами, образами наполняются произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского. И это не случайно, т.к. в Библии можно найти ответы практически на все вопросы. Например, о правде и лжи, о добре и зле, о том, как нужно жить и умирать. Поэтому её называют Книгой Книг.

Литературный и теоретический аспекты изучения темы библейских мотивов в русской классической литературе даст возможность правильно использовать различные методы преподавания литературы в школе по данной теме с целью формирования нравственных качеств учащихся в старших классах.

Все вышеизложенное обусловливает актуальность изучения темы методологических и литературных аспектов исследования библейских мотивов в творчестве русских поэтов-классиков.

Объект исследования – библейские «пласты» литературного наследия М. Волошина в контексте русской поэзии начала XX века.

Предмет исследования – образный строй произведений М. Волошина, связанных с библейскими мотивами, их развитие и эволюция в творчестве русского поэта, особенности отражения библейских мотивов в русской литературе в аспекте их влияния на религиозное творчество М. Волошина.

Материалом исследования стали произведения М.А. Волошина: стихотворения «Она», «Таиах», «Дождь», «Преосуществление», «Благословенье», «Россия распятая», «Хвала Богоматери», «Моя земля хранит покой», «Человечество», «Святая Русь», «Китеж», «Русская революция», «На дне преисподней», «Ангел времен», «Россия», «Армагеддон», «Над законченной книгой», «Усталость», «По знаком Льва», «Реймская Богоматерь», «Lu-tetia Parisiorum», «Голова мадаме де Lamballe», «Дом поэта», «Поэту», «Владимирская Богоматерь»; сонеты «Lunaria», «Материнство», «Две ступени»; поэмы «Сказание об иноке Епифани», «Святой Серафим»; книга стихотворений и поэм «Неопалимая Купина».

Цель работы заключается в исследовании библейских мотивов в творчестве М.А. Волошина на примере его поэтических произведений.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи исследования:

• определить влияние библейских мотивов на становление творческой личности М. Волошина;

• проанализировать библейский образ «Неопалимой Купины» и его отражение в произведении М.А. Волошина;

• выявить проблемы изучения творчества М. Волошина в школе и определить основные направления их решения.

Научная новизна исследования заключается в том, что мы в данной выпускной квалификационной работе обращаемся к малоизученной проблеме. А именно выделяем те произведения, в которых М. Волошин обращается к религиозной тематике.

Практическая значимость исследования: данная выпускная квалификационная работа может быть использована при изучении систематического курса истории русской литературы рубежа XIX-XX столетий, для написания курсовых работ студентами, для знакомства с поэтическим наследием поэта в школе, а также может оказать помощь тем, кто исследует творчество М.А. Волошина.

Структура работы. Данная выпускная квалификационная работа содержит введение, две главы, заключение и список использованных источников.



Основная часть (выдержка)

ГЛАВА I. ТВОРЧЕСТВО М.А. ВОЛОШИНА В КОНТЕКСТЕ БИБЛЕЙСКИХ МОТИВОВ

1.1. Библейские мотивы в творчестве М. Волошина: теоретический аспект изучения

Как известно, Максимилиан Волошин за всю свою жизнь прошел длинный путь религиозных и философских исканий. М. Волошин, интересуясь многими науками и погружаясь в самые разные области духовной культуры человечества, все больше углублялся в изучение истории России, ее духовного наследия.

М. Волошин был поэтом Серебряного века – русского Ренессанса – «мятежного, богоищущего, бредившего красотой». Он был неутомимым богоискателем, и прикоснулся почти ко всем известным религиозным концепциям, которые были доступным в то время. Мироощущение революционного и послереволюционного М. Волошина и весь его жизненный путь в тот период во многом соответствовали букве и духу православия, чем жизнь многих воцерковленных, тогдашних и нынешних.

Поэтическое творчество М.А. Волошина имеет скорее классическое начало, а не реалистическое. Он был образованным и утонченным человеком, интересовался индуизмом, буддизмом, античной культурой, философией др. Его политические взгляды являлись независимыми, и он хотел, чтобы любой человек смог наслаждаться такой же свободой, к которой устремлялся он сам.

М. Волошин, подводя в 49 лет итоги пройденного им жизненного пути, понял, что его биографию можно разделить на семилетия и дать названия этим всем его жизненным этапам («Детство», «Отрочество», «Юность», «Годы странствий», «Блуждания», «Война», «Революция»). Поэт ушел из жизни, немного превысив 55-летний возраст. Последние семь лет жизни поэта можно было бы назвать «Диалог с новой Россией»; в это время молодые художественные интеллигенты тянулись к М. Волошину так, как раньше ездили к монастырским старцам.

В самом начале творческого пути М. Волошин намечает для себя жизненную программу, в основу которой положил стремление

Все видеть, все понять, все знать, все пережить,

Все формы, все цвета вобрать в себя глазами,

Пройти по всей земле горящими ступнями,

Все воспринять и снова воплотить.

Стремление воспринимать и снова воплощать нашло очень большое воплощение, на наш взгляд, в библейских мотивах его творчества. М. Волошин, можно сказать, жил библейскими образами. Они органически входили в его поэзию. Ученик французских поэтов, человек, который много скитался по Западу, он в свою огромную душу человека-мыслителя, поскольку он был не столько поэт, сколько мудрец, «впитывал» всю Библию, которую читал всегда.

В поэзии М. Волошина выявилось то исключение нового возрождения периода, о котором говорил еще Н. Бердяев в 1905 году. Н. Бердяев утверждал, что и христианский Бог, и языческие боги возрождаются и воскресают. Но у Волошина эта двойственность появлялась немного по-другому: если в дореволюционной лирике поэта обозначался значительный перевес античных мотивов, то в послереволюционном стали преобладать библейские мотивы, образы и символы.

Но, наш взгляд, все поэтическое творчество М. Волошина было проникнуто глубоким библейским, религиозно-философским смыслом. Библейские мотивы присутствовали и в ранних произведениях поэта. В качестве примера следует привести строки их стихотворений, которые были написаны в 1904-1905 гг. («Когда время останавливается» и «Второе письмо»). В них художник впервые говорит о Боге

Гаснуть словами в обманных догадках,

Дымом кадильным стелиться вдали.

Разум запутался в траурных складках,

Мантия мрака на безднах земли.


И долу, в мир вела дорога –

Исчезнуть, слиться и сгореть.

Земная смерть есть радость Бога:

Он сходит в мир, чтоб умереть

Вместе с тем в ранней лирике Волошина библейские мотивы оформляются на звуковом уровне в словах католической молитвы «Ave Maria». Поэт в стихотворении «На форуме» (1900) обращается к Деве Марии:

Арка… Разбитый карниз,

Своды, колонны и стены.

Это обломки кулис

Сломанной сцены.

Здесь пьедесталы колонн,

Там возвышалася ростра,

Где говорил Цицерон

Плавно, красиво и остро.

Между разбитых камней

Ящериц быстрых движенье.

Зной неподвижных лучей,

Струйки немолчное пенье.

Зданье на холм поднялось

Цепью изогнутых линий.

В кружеве лёгких мимоз

Очерки царственных пиний.

Вечер… И форум молчит.

Вижу мерцанье зари я.

В воздухе ясном звучит:

Ave Maria!

Впоследствии образ Девы Марии станет ключевым в творчестве М. Волошина. В начале ХХ столетия в период своего нахождения в столице Франции, очарованный готическим искусством французской культуры, М. Волошин написал «Гностический гимн Деве Марии» (1907). В основу данного произведения легла тайная молитва розенкрейцеров, которая была доступна только лишь немногим посвященным. Если принимать во внимание гностическое представление о мире, основу которого составляет противоречие между плотью и духом, то в гимне можно разглядеть разыгрывание «живая мистерия» смерти и жертвы. Молитва розенкрейцеров, которая начинается призывом «Майа», именует таким образом Деву Марию: «Майа - Мария» есть одно. В тексте гимна оппозиция тела и души явлена через различные образы, языческие и христианские. Однако оппозиция только внешняя, и кажется, что в тексте гимна изображена попытка примирения этих начал через идею материнства (рождения Бога):

«Майею в мире // Рождается Будда» - Дева Мария порождает Иисуса Христа. Сама же Майя была рождена от Отца Парабрамы, который являлся первоисточником всего сущего. Появление на свет Марии можно сравнить с божественным рождением Афродиты.

В этом произведении внимание привлекает и движение образов. Так, М. Волошин, говоря имя Майи, повествует о двух божествах: во-первых, о Майе из ведистской мифологии, которая символизирует иллюзорность бытия; во-вторых, о Майе, греческой нимфе гор, которая родилась от Зевса. Таким образом, здесь изображена преемственность религиозного сознания, которое восприняло свои формы от самых древних религий. Не случайно, что и облик Девы Марии описывается как соединение разнородных образов: она и Мара, божество смерти, и греза, и любовь (Alma-Maria), и море, и звезда. Она же является и наследницей, потому что самые древние религии совершали свой путь:

Мы в безднах погасли,

Мы путь совершили,

Мы в темные ясли

Бога сложили.

Затем настает ее время: «Ave Maria!» («Здравствуй, Мария!»).

«Гностический гимн Деве Марии» имеет кольцевую композицию. Начинается гимн с воспевания хвалы Богоматери:

Славься, Мария!

Хвалите, хвалите

Крестные тайны

Во тьме естества!

Заканчивается стихотворение молитвой.

Майа — Мария!

Мы в безднах погасли,

Мы путь совершили,

Мы в тёмные ясли

Бога сложили…

Ave Maria!

М. Волошин, будучи неплохо знакомым с особенностями русского и европейского искусства, выделяет их разную направленность на пути изображения и совершенствования форм. Кроме этого, он также отмечает различие цветовой гаммы, являющейся внутренним секретным ключом к осознанию искусства. К примеру, витражи готических соборов созданы на лилово-синих тонах, которые выражают преобладание мистического чувства, а в русской иконописи фигурирует в основном зеленый цвет, что считается символом надежды. Свое религиозное мировоззрение средневековые мастера выражали также и в архитектуре готических соборов. Произведение «Реймская Богоматерь» (1915) изображает необычную грацию и тонкость Реймского обора XIII столетия. Французский художник Одилон Редан во время описания кафедральных соборов Франции разглядел в образе этого собора фигуру коленопреклоненной женщины, которая молилась.

М. Волошин всегда считал, что Божья Матерь всегда сохраняет Россию.

В произведении «Под знаком Льва» (1914) М. Волошин сумел передать ощущение апокалиптичности бытия, в котором Европа предстаёт ковчегом, который раздирают жуткие и страшные противоречия. Поэт заходит в этот ковчег самым последним, однако с достоинством.

И кто-то для моих шагов

Провёл невидимые тропы

По стогнам буйных городов

Объятой пламенем Европы.

Уже в петлях скрипела дверь

И в стены бил прибой с разбега,

И я, как запоздалый зверь,

Вошёл последним внутрь ковчега.

Войну поэт видит как борьбу света и тьмы, как «страшный сад». И за всем этим стоит только страдание и боль, сострадание и к тем, и к другим. В этом можно разглядеть душу М Волошина, не переносившего насилия. Он, как жена библейского Лота, застывает от ужаса осознания того факта, что мир рушится и катится в бездну. Однако в отличие от жены Лота, он не чувствует искушение, а, наоборот, желает одного:

Не знать, не слышать и не видеть…

Забыть как соль… уйти в снега…

Дозволь не разлюбить врага

И брата не возненавидеть!

Истинно библейский мотив представляется основным не только в данном произведении, но и в последующих произведениях цикла.

В произведении «Пролог» поэт прямо указывает на схожесть своего жизненного мировоззрения с Откровением Иоанна Богослова.

Один среди враждебных ратей –

Не их, не воин, не свой, ничей –

Я – голос внутренних ключей,

Я – семя будущих зачатий

Поэт затем признался, что все произведение «Пролог» представляет переложение из Откровения Иоанна Богослова: «И вознёс меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город» (Иоанн 21.10).

В произведении «Армагеддон» эпоха М. Волошина воспринимается как время лжепророков и бесовщины.

И просил я:

«Вещий, научи:

От каких планетных ураганов

Этих волн гранитного гряда

Взята вверх?»

И был ответ:

«Сюда

По иссохшим ложам океанов

Приведёт в день Страшного Суда

Трое жаб царей и царства мира

Для последней брани всех времен.

Камни эти жаждут испокон

Хмельной желчи Божьего потира.

Имя этих мест – Армагеддон»

Таким образом, творчество М. Волошина можно разделить на три периода – античный, теософский и христианский. Но Библия давала ему огромный материал для творческих поисков на протяжении всей творческой жизни. В его поэтических произведениях доминирующими становятся силы тьмы, однако им власть дана была «на время». Главными библейскими мотивами в поэзии М. Волошина становятся мотивы, которые связаны с мотивами «жертвы– очищения», «умирания–воскресения».

Божий закон, ревнивая любовь Божия «Кого люблю, того наказываю» занимает центральное место в поэтике М. Волошина. В системе волошинской картины мировоззрения земля предстает живым началом, которое не может дать людям ожидаемый плод, т.к. испытывает страдания.

Образы Страшного суда часто дополняются натуралистичным описанием природных превращений. Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что М. Волошин принадлежал к тем редким поэтам, которые могут уловить дух своего времени, умеют при этом быть вне его, анализировать со стороны: он сам может воздействовать на время, осмыслять его, не бояться вступать в противоречие с ним и созидать новые духовные ценности.



Заключение (выдержка)

Размышляя над характером собственной эпохи, исследуя вопросы этичности науки, художественно исследуя коллизию науки, человека и мира, М. Волошин обращается к библейским мотивам.

Мифопоэтика Максимилиана Волошина стала уникальным явлением в истории русской литературы. Его поэзия является художественным средством постижения человека себя на пути от человекобога к Богочуловеку. Данный путь для М. Волошина берет начало с понимания его кровной связи с Пра-матерью-Землей. Именно она становится для поэта всем. Но путь этот для него немыслим без преображения и жертвенности.

Исследуя творческий путь Волошина как религиозного поэта, мы можем назвать следующие особенности.

Во-первых, поэт в духовном становлении своем прошел сложный путь от теософа, где соперничали божественное и демоническое, именно к той личности, в которой торжествовал Лик божественного.

Во-вторых, каждый его сборник, каждое его произведение указывает на вехи духовного пути мастера слова. В этом плане облик Максимилиана Волошина становится образом поэта-странника, который стремится обрести Свободу и Красоту, Любовь и Мудрость.

В-третьих, универсализм поэта есть не что иное, как старание в конечном итоге вернуться к истокам первобытия на основе библейских образов и мифологем, основными из которых стали Бог, Божья Матерь, Христос, Киммерия, Неопалимая купина, Одиссей, Вечность и Мгновение.

В-четвертых, противоречия демонического и Божественного, христианского и языческого являются основной в духовном пути Волошина. Он как мифотворец и миротворец образовывает свою систему ценностей, в основе которой находится мистерия духа, которая всегда литургична и сакральна.

Жизненный и творческий пути для Волошина являются одним рассказанным мифом о себе, в котором слово является Преображением, Реальностью, Логосом. Религиозность и мистицизм поэта становятся продолжением символистских и романтических традиций лишь разницей в том, что он в духовных своих исканиях смог перешагнуть через демонический соблазн символизма и романтизма.

В-пятых, из всего духовно-эстетического многообразия в творчестве Максимилиана Волошина выделяются две художественные вселенные: Коктебель (Киммерия) и Париж (Франция).

Волошин воспринимал земную жизнь как миг, который выхвачен из космического времени, а человеческое «я» как некоторое «ядро», которое можно обнаружить в «коридорах» вечности и которое периодически воплощается в телесных оболочках.

Киммерийские произведения Волошина – отпечаток души этих мест, образ вечный и сегодняшний. Киммерия для него – это сгусток мировой истории. Но еще важнее то, что Киммерия – это земля, которая овеяна поэзий мифов.

Философско-поэтическое кредо поэта предполагает два момента:

1.Человеческое выше классового и даже государственного начала, выше любой нетерпимости, любой идеологической агрессии.

2. Гуманизм М.А. Волошина связан с фатализмом, с глубокой религиозной верой в предназначенность своего народа и расы.

В основе историософской этики художника слова заключена вера в божественное предопределение. Именно эта вера помогла поэту выстоять и стоически принять свершившееся.

Как религиозный поэт, М. Волошин считал библейское понимание основывается на Правде и Любви, на творении из душевного человека свободного и духовного.

По мнению поэта, Лик России и ее предназначение связаны с трагичностью жертв. Такие жертвы осознаются через призму библейских образов Богоматери и Христа, являющимися не просто мифологемами, но и отправными пунктами (сущностями) в духовном становлении поэта.

В сфере временного и вечного, всеобщего и единичного поэт видит Дом как источник мироздания и духовного бытия человека. Мифологему Дома мастер слова видит Небесным Храмом и нечто земным, а самого Поэта как пророка, служителя Храма и обыкновенного человека, который живет в роковые минуты.

Одной из характерных черт поэзии М.А. Волошина была тенденция хроникальности повествования, волеизъявление вписать в дневник истории свою судьбу и таким образом сохранить свою жизнь и себя.

Таким образом, богоизбранность поэта для М. Волошина является долгом, той ношей, вне которой невозможно представить творческий лик. И тогда творческий путь становится частью самосожжения во имя осуществления божьего замысла в мироздании. Художник слова является не только рыцарем Красоты, он еще и молитвенник за жизни человечества и России. Поэтическое творчество становится самоутверждением личности через исследование Бога. Мастер слова в конце духовного пути приходит к свободному стиху и выражает свое поэтическое кредо при помощи библейских образов Бога, Богоматери, Христоса, иночества, странничества, апокалипсичности, стремится воплотить Господний Лик на Земле.

В перспективе предметом специального изучения и исследования может стать специфика функционирования библейских мотивов и образов в творчестве других авторов в сравнительном аспекте, что позволит представить читателям русское поэтическое творчество как единый процесс.



Литература

1. Бавин С.П. Судьбы поэтов «серебряного века». – М.: Кн. палата, 1993. – 475 с.

2. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит-ра, 1975. – 504с.

3. Бахтин М.М. Человек в мире слова / Сост., авт. предисл. и примеч. О.Е. Оссовский. – М.: Издательство РОУ, 1995. – 139 с.

4. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / Примеч. С.С. Авергенцева, С.Г. Бочарова. – 2-е изд. – М.: Искусство, 1986. – 444 с.

5. Беляева Н.В. Творчество Максимилиана Волошина в системе элективного курса «Поэзия Серебряного века как культурный феномен» в выпускном классе: Дис. … канд. пед. наук. – Самара, 2007. – 198 с.

6. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. В рус. перев. – Изд. «Новая жизнь – Советский Союз». Кэмпус Крусейд Фор Крайст СССР, 1991. – 1225 с.

7. Богомолов Н.А. Русская литература начала ХХ века и оккультизм. – М.: Новое литературное обозрение, 2000. – 560 с.

8. Большой библейский словарь / Под ред. Уолтера Элуэлла и Филиппа Камфорта. – СПб.: «Библия для всех», 2005. – 1522 с.

9. Булгаков С.Н. Сочинения. Т. 2. /Сост. С. Хоружий. – М.: Наука, 1993. – 603 с.

10. Бужор Е.С. Жизнь и эпоха Максимилиана Волошина. – М.: Компания Спутник +, 2003. – 215 с.

11. Бунина С.Н. Зеркальность в творчестве М.А. Волошина. / Х-е Волошинские чтения: Поэт и мыслитель. – Симферополь. Крымский архив, 2000. – С. 123-127.

12. Волошин М.А. «Жизнь – бесконечное познанье»: стихотворения и поэмы. Проза. Воспоминания современников. Посвящения. / Сост., подгот. текстов, вступ. ст., краткая биохроника, комм. В.П. Купченко. – М.: Педагогика – Пресс, 1995. – 576 с.

13. Волошин М.А. Записные книжки. / Вступ. ст. В.П. Купченко. – М., 2000. – 176 с.

14. Волошин М.А. Избранное. Стихотворения, воспоминания, переписка. / Сост. З.Д. Давыдов, В.П. Купченко. – Мн.: Маст лiт, 1993. – 479 с.

15. Волошин М.А. Избранные стихотворения. / Вступ. ст. и примеч. А.В. Лаврова. – М.: Советская Россия, 1988.

16. Волошин М.А. Коктебельские берега: Стихи, рисунки, акварели, статьи. / Сост., авт. вступ. ст. и коммент. З.Д. Давыдова. – Симферополь: Таврия, 1990. – 248 с.

17. Волошин М.А. Лики творчества. / Изд. подгот. В.А. Мануйлов, В.П. Купченко, А.В. Лавров; отв. ред. Б.Ф. Егоров, В.А. Мануйлов; худож. О.М. Разумевич. – Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1988. – 848 с.

18. Волошин М.А. Лирика. – М.: АСТ: АСТ Москва: Хранитель, 2007. – 392 с.

19. Волошин М.А. Стихотворения. – М.: Книга, 1989. – 543 с.

20. Волошин М.А. Стихотворения. Статьи. Воспоминания современников. / Вступ. ст. З.Д. Давыдова, В.П. Купченко; ил. Н.Г. Песковой. / М.: Правда, 1991. – 480 с.

21. Волошин М.А. Путник по вселенным. / Сост., вступ. ст., коммент. В.П. Купченко и З.Д. Давыдова; худож. Т. Сиротинина. – М.: Сов. Россия, 1990. – 384 с.

22. Гаспаров М.Л. Поэтика «серебряного века». Русская поэзия серебряного века. Антология. – М.: Наука, 1993.

23. Долгополов Л. На рубеже веков. О русской литературе конца XIX – начала ХХ века. – Л.: Сов. Писатель, 1985. – 352 с.

24. Елисеева Т.Г. Создадим портрет художника. Урок по творчеству Максимилиана Волошина. 11 класс // Русский язык и литератур вы средних учебных заведениях Украины. – 1992. - №3-4. – С. 46-49.

25. Есаулова И.А. Родное и вселенское в сборнике стихов М. Волошина «Демоны глухонемые». / VIII и IX Волошинские чтения. Мат-лы и ис-ния. Крым. Коктебель. Дом поэта. 26-31 мая 1997. – Симферополь, «Крымский архив», 1997. – С. 48-51.

26. Жирмунский В.М. Преодолевшие символизм. – СПб: Азбука-классика, 2001. – с. 496.

27. Заяц, С.М. Мифологические и библейские образы в поэзии Максимилиана Волошина в контексте его духовных исканий [Электронный ресурс]. – : http://www.dslib.net/russkaya-literatura/mifologicheskie-i-biblejskie-obrazy-v-poezii-maksimiliana-voloshina-v-kontekste-ego.html

28. Заяц, С.М. Мифотворчество и религиозно-философские искания Максимилиана Волошина на перепутьях Серебряного века: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. – М., 2016. – 43 с.

29. Иванова О.Ю. Волошин и неоплатоники / VIII и IX Волошинские чтения. Мат-лы и ис-ния. Крым. Коктебель. Дом поэта. 26-31 мая 1997. – Симферополь, «Крымский архив», 1997. – С. 52-54.

30. Киселева, А.М. «Мне надо быть со всеми, кто окликнет меня». Жизнь и творчество М.А. Волошина // Литература в школе: Приложение. – 2000. - № 8. – С. 8-13.

31. Кобзев Н.А. Эзотерическая символика М. Волошина / Х Волошинские чтения. «Поэт и мыслитель». – Симферополь. Крымский архив, 2000. – С. 143-148.

32. Кожинов В.В. Размышления о русской литературе. – М.: Изд. «Современник», 1991. – 526 с.

33. Купченко В.П. Библиотека М. Волошина. / Волошинские чтения. Сборник научных трудов. – М., 1981. – С. 114-127.

34. Купченко В.П. «В вечных поисках истоков…»: Максимилиан Волошин – поэт-оккультист // Наука и религия. – 1990. - №2. – С. 29-31.

35. Купченко В.П. Жизнь Максимилиана Волошина. Документальное повествование. – СПб.: Издательство журнала «Звезда», 2000. – 400 с.

36. Купченко В.П. Странствие Максимилиана Волошина: Документальное повествование. - СПб.: Издательство «Logos», 1997. – 544 с.

37. Лавров А.В. Русские символисты: этюды и разыскания. – М.: Прогресс-Плеяда, 2007. – с. 632.

38. Ланн Е. Писательская судьба Максимилиана Волошина – М.: Издательство «Всероссийский союз поэтов», 1929. – 28 с.

39. Лифшиц М.А. Мифология древняя и современная. – М., 1983. – 682 с.

40. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени: Монография. – Л.: Худож. лит-ра, 1985. – 352 с.

41. Лосский В.Н. Боговидение / Пер. с фр. В.А. Рещиковой. – М.: Издательство АСТ, 2003. – 759 с.

42. Лотман Ю.М., Гаспаров М.Л. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. – СПб.: Искусство СПб, 1996. – 846 с.

43. Мандельштам О. Скрябин и христианство. Соч.: В 2т. – М.: Худож. лит., 1990. – Т.2.

44. О Достоевском: творчество Достоевского в русской мысли. – М.: Книга, 1990. – 432 с.

45. Петриченко О.А. Мифопоэтическая ипостась образа «земли» в «Киммерийских» циклах Максимилиана Волошина / VIII и IX Волошинские чтения. Мат-лы и ис-ния. Крым. Коктебель. Дом поэта. 26-31 мая 1997. – Симферополь, «Крымский архив», 1997. – С. 175-178.

46. Пинаев С.М. Максимилиан Волошин, или Себя забывший бог. – М.: Мол. Гвардия, 2005. – 611 с.

47. Розенталь Э.М. Планета Макса Волошина. – М.: Вагриус, 2000. – 238 с.

48. Русская литература Серебряного века. Учебное пособие для общеобразовательных школ, лицеев и гимназий / Под ред. В.В. Агеносова. – 2-е изд. – М.: «Про-Пресс», 2000. – 352 с.

49. Словарь античности / Гл. ред. В.И. Кузищин. – М.: Эллис Лак: Прогресс, 1994. – 704 с.

50. Соплова Т. Жизнь и поэзия Максимилиана Волошина // Литература в школе. – 1996. - № 4. – С. 122-127.

51. Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического. - М.: Прогресс: Культура, Б.г., 1995. – 621 с.

52. Успенский Л.А. Богословие иконы православной церкви. – Переславль: Изд-во Братства во имя святого князя Александра Невского, 1997. – 565 с.

53. Фокин П. и др. Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX-XX веков / П. Фокин, С. Князева, Н. Шалахова. . – СПб.: Амфора, 2007-2008.



Информация о работе

Тип: Дипломная работа
Страниц: 64
2100 p.
Не подошла эта работа?

Закажите написание уникальной работы.
Средний балл наших работ: 4,9
Мы помогли 310789 студентам.
Оформление заявки БЕСПЛАТНО и
ни к чему не обязывает.
X
X