8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Зачётик.Ру - каталог студенческих работ.

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Языковедение

ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА В ШКОЛЕ - Дипломная работа

Содержание

Введение….….3

Основная часть

Глава I. Исторические связи татарского языка с древними тюркскими языками

1.1. Этапы формирования татарского народа и татарского языка.6

1.2. Исторические связи татарского языка с древними тюркскими языками VI–XI веков. ….18

1.3. Сравнительный анализ лексических параллелей древнетюркских памятников письменности и современного татарского языка.31

1.4. Изучение этнических корней татарского народа.35

Глава II. Теоретические и практические основы изучения истории татарского языка в школе

2.1. Особенности изучения истории родного языка в школе….50

2.2. Методы и приемы изучения истории татарского языка.56

2.4. Методы и приемы изучения истории языка на уроках татарской литературы.70

2.3. Виды заданий по изучению истории татарского языка в школе.76

Заключение….90

Список использованной литературы….….93



Введение (выдержка)

Народная пословица гласит: «Язык – дерево, слово – листок». В этих словах есть глубокий смысл. Ветки и ствол языка – грамматика, корни – это его история. Отдельные листочки – слова – берут живительную силу из ствола. [4, 41]. Поэтому с уверенностью может сказать, что основа языка и самое главное звено – это его корни. Только зная и бережно храня историю языка, можно сохранить сам язык.

Историческое развитие норм татарского языка в научном плане изучено достаточно полно. Однако во многих работах, написанных в ХХ веке, внимание уделяется не конкретно татарскому языку, а в целом, тюркским языкам. В частности, заслуживает внимания работа “Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Местные реконструкции”, написанная под редакцией Э.Р. Тенишева. В разделе “Кыпчакская группа” можно найти материал, касающийся исторической фонетики и морфологии татарского языка. [54, 216–339]. История формирования синтаксических норм татарского языка дается в третьем томе “Краткая история науки о татарском синтаксисе” академического издания “Татарская грамматика” [57, 17-39]. В настоящее время в работе В.Х. Хакова “Язык – зеркало истории” история языка освещается начиная с особенностей древнетюркского литературного языка и заканчивая нормами языка советской эпохи [68].

Знакомство с родным языком начинается уже с первых дней жизни, когда мама и папа обращаются к тебе на родном языке. Затем, в процессе познания окружающего мира обогащается словарный запас, происходит знакомство с самыми потаенными особенностями своего родного языка. Но для изучения научных основ языка немаловажную роль играют и уроки родного языка в школе, среднеспециальных и высших учебных заведениях.

Уроки татарского языка – один из основных обучающих предметов, входящих в школьную программу. В школе эти уроки преподаются, начиная с начального этапа обучения, и продолжаются до выпускных классов.

Как пишут ученые, «для того, чтобы восстановить, охранять и развивать национальные языки, а значит, предотвратить и ассимиляцию, растворение самой нации внутри общенационального, национальный язык нужно активно применять его во всех областях общественной жизни. Эта важная деятельность начинается со школы» [64, 7]. Изучающиеся в школе нормы языка возникли не внезапно, а формировались в процессе развития языка в течение долгого времени. Поэтому при разъяснении законов развития языка, системы языка ученые должны уделять внимание на историческое освещение языковых явлений.

К сожалению, в условиях средней школы информация об элементах истории татарского языка рассматривается лишь в старших классах и в малом количестве. Но углубить свои знания можно не только изучая научные труды известных лингвистов, но получив специальное филологическое образование. Где в стенах колледжей, техникумов и университетов опытные преподаватели познакомят с самыми уникальными явлениями родного языка.

Актуальность темы исследования заключается в противоречии между необходимостью ознакомления с историей татарского языка и недостаточной разработкой методики обучения истории данного языка.

Предмет процесс изучения истории языка на уроках татарского языка и литературы.

Объект работы – история современного татарского литературного языка.

Степень разработанности темы.

Цель выпускной квалификационной работы - изучение научных трудов по истории татарского языка и народа, их систематизация и раскрытие методических основ ознакомления учеников с явлениями, связанными с историей языка, на уроках татарского языка и литературы.

В работе решаются следующие задачи:

1) изучение научных трудов по истории татарского языка;

2) изучение истории татарского народа и происхождение этнонима “татар”;

3) изучение теоретических основ обучения истории татарского языка;

4) определение приемов и способов ознакомления с историей языка на уроках татарского языка;

5) определение приемов и способов ознакомления с историей языка на уроках татарской литературы.

Методология и категориальный аппарат исследования. Анализ научной и методической литературы по теме, описание.

Практическая значимость и новизна работы. Новизна работы состоит в определении приемов и способов обучения истории языка в результате тщательного изучения использующихся в настоящее время учебников татарского языка и литературы, методических пособий, программ.

Практическая значимость работы заключается в том, что достигнутые в процессе работы результаты могут использоваться учителями в их профессиональной деятельности.

Апробация исследования.

Объем и структура исследования.

Методологическую основу работы составляют работы М.З. Закиева, Г.Г. Левина, Ф.С. Валиевой, Г.Ф. Саттаровой, В.Х. Хакова, А. Яхина, Х.Ю. Миннегулова, Н.У. Халиуллиной и др.



Основная часть (выдержка)

ГЛАВА 1

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЯЗИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА С ДРЕВНИМИ ТЮРКСКИМИ ЯЗЫКАМИ VI–XI ВЕКОВ

1.1. Этапы формирования татарского народа и татарского языка

Татарский язык относится к поволжско-кыпчакской подгруппе кыпчакской группы тюркской группы алтайской лингвистической семьи. Он является вторым по распространенности языком в Российской Федерации. К его родственными языкам относятся башкирский, хакасский, ногайский, каракалпакский, казахский, туркменский, кумыкский, азербайджанский, карачаевский, узбекский, тувинский, киргизский, якутский, чувашский и другие тюркские языки.

Татарский язык распространен в Республике Татарстан и многих других регионах России (на северо-западе Башкортостана и в некоторых районах Удмуртии, Марий Эл, Чувашии, Челябинской, Мордовии, Свердловской, Тюменской, Оренбургской, Самарской, Ульяновской, Саратовской, Нижегородской, Астраханской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Томской Курганской, областей и Пермского края); встречается на Украине, в Узбекистане, Казахстане, Азербайджане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении, Германии, Израиле, США и во многих других странах. В Татарстане он наряду с русским языком является государственным.

В 20–30-е гг. ХХ века начинает изучаться история татарского письменного литературного языка, а в 60–70-е гг. ХХ века она формируется как самостоятельная наука и начинает преподаваться в высших учебных заведениях.

В свое время в трудах А.Н. Самойлович, Дж. Валиди, Г. Газиза, Г. Рахима, Н. Хакима, Х. Бадиги и др. в определенной степени были обобщены мнения о том, что историю татарского литературного языка можно разделить на периоды [8].

На факультете татарской филологии Казанского государственного университета в конце 50-х гг. ХХ века начинается чтение лекций по курсам «История татарского литературного языка», «Стили литературного языка», которые вел Л. Заляй заведующий сектором языка Института языка, литературы и истории Казанского филиала Академии наук СССР. В своих лекциях по курсу «Стили татарского литературного языка» профессор он отмечает, что сформировавшийся литературный язык характеризуется наличием пяти функциональных стилей и что у каждого из них есть своя история (Җәләй, Кулъязма, 1958–1959). На основе трудов Л. Заляя в татарском языкознании формируется новая отрасль – стилистика, основной целью которой является исследование истории татаского литературного языка и его функциональных стилей, определяются ее задачи и методы.

Дело изучения этих сложных вопросов татарского языкознания, начатое в свое время Л. Заляем, в последующем было продолжено его учениками Ф.С. Фасеевым, М.З. Закиевым, В.Х. Хаковым, Х.Р. Курбатовым, в трудах которых освещались различные аспекты истории татарского литературного языка. Таким образом, была заложена твердая научная основа данного направления [8].

В трудах Ф.С. Фасеева и М.З. Закиева этапы развития татарского литературного языка освещаются во взаимосвязи с историей тюркских племен и с историческими факторами, повлиявшими на формирование татарского народа. В этих исследованиях подробно описывается всеобщая история тюркских народов. Так, например, в работе М.З. Закиева «Тюрко-татарский этногенез» дается этимологическая, семантическая и функциональная характеристика 23 тюркским этнонимам. На данный труд могут опираться представители любого тюркского народа, занимающиеся историей литературного языка своего народа. Говоря о роли и месте письменно-литературных традиций в истории развития татарского литературного языка, мы тоже опираемся на этимологическую, семантическую и функциональную трактовку этнонима «тюрк».

В трудах Х.Р. Курбатова функциональные стили татарского литературного языка заложены в твердую систему и рассматриваются в историческом плане [8].

В.Х. Хаков, который обучался в аспирантуре при ИЯЛИ и долгое время преподавал в Казанском государственном университете историю татарского литературного языка и вел исследования в этой области, говорит о том, что история татарского литературного языка как отдельная отрасль татарского языкознания формировалась в 60–70-е гг. ХХ века.

В то же время заведующий отделом языкознания ИЯЛИ, известный диалектолог Л.Т. Махмутова, поддерживая мнение Л. Заляя, отмечает, что в развитии татарского литературного языка важную роль сыграли диалекты и в этой связи необходимо изучать их взаимосвязи в различных аспектах, в том числе и в историческом плане[8].

С ее подачи началось изучение языковых и стилистических особенностей поэмы «Кыссаи Юсуф» Кул Гали (Ф.С. Фасеев), книги «Кисекбаш» (Я.С. Ахметгалеева), драматических произведений Галиаскара Камала (И.А. Абдуллин), прозы Шарифа Камала (М.Г. Мухаммадиев). Для работы в этой области в аспирантуру были приняты Ф.Х. Хакимзянов, М.И. Ахметзянов, М.М. Негматуллов, А.Х. Исхакова (Алиева), З.А. Хисамиева (Казыйханова), Э.Х. Вафина (Кадирова) и др. Большинство молодых ученых вели свои исследования под руководством академика Э.Р. Тенишева, стали издаваться сборники их научных статей (Историко-лингвистический анализ старописьменных памятников. Казань, 1983) и т.д. [8]

Одновременно под руководством Н. Юзеева начинается работа по составлению «Истории татарской литературы» из шести томов, в начале которой дается информация о том, что язык письменных памятников сохранен как в первоисточнике. Первый и второй тома этой книги включают в себя статьи таких видных ученых, как Х. Кероглы, Ш. Абилов, Г. Тагирджанов, М. Гайнуллин, А. Каримуллин, Я. Абдуллин, М. Гайнетдинов, Н. Хисамов, М. Ахметзянов, Х. Махмутов, Х. Миннегулов, Ф. Мусин, о тюркотатарской литературе IX–XX вв. В их трудах наряду с общественно-историческими событиями и литературно-культурной жизнью определенной эпохи дается также характеристика языковых особенностей произведений писателей и поэтов [8].

Наряду с этим группа текстологов проводит большую и трудоемкую работу по возвращению письменного наследия народу. В результате их стараний тексты, которые дошли до наших дней в виде рукописей, доходят и до простого читателя. По мнению составителя «Татарская литература ХVШ века. Поэзия» М. Ахметзянова, «…в деле подготовки источников по нашей литературе татарская текстология в последние пятьдесят лет накопила большой опыт и успешно решает поставленные перед ней задачи». В Казанском государственном университете ведется работа по изучению исторических источников и официальных документов на старотатарском языке.

На основе деятельности историков, литературоведов и языковедов с целью систематизации изученных тюрко-татарских письменных источников, выявления новых и их изучения в соответствии с современными требованиями в свое время директор ИЯЛИ и заведующий отделом языкознания М.З. Закиев предложил Х.Р. Курбатову и И.А. Абдуллину составить единую программу изучения истории татарского литературного языка[8].

Программа, составленная Х.Р. Курбатовым, совместно с московскими тюркологами была обсуждена в ИЯЛИ 5 мая 1987 г. Из-за разногласий, касающихся письменных памятников и их происхождения, она не была принята. Та же участь постигла и вторую программу, составленную И.А. Абдуллиным.

Но, несмотря на это, интерес к истории татарского литературного языка не уменьшился. Сборники научных статей, написанные в результате исследований письменных источников, под редакцией Х.Р. Курбатова издавались каждый год. Как видно из этих статей, изучение истории татарского литературного языка велось на основе разделов фонетики и морфологии языкознания. Большинство авторов акцентировали свое внимание на общих с отдельными говорами или же с современным татарским литературным языком фонетических и морфологических особенностях исследуемых письменных источников, т.е. они хотели показать, что письменные источники имеют отношение и к татарскому народу. Наряду с этим дается краткая характеристика письменному языку той эпохи, в которой было написано или издано литературное произведение, а также использованию языковых единиц в соответствии с требованиями определенных жанров[8].

Мнения Х.Р. Курбатова и И.А. Абдуллина, озвученные в программах, но не принятые официально, в дальнейшем заняли свое место в сборнике «Некоторые итоги и задачи изучения татарского литературного языка». И самое важное: в статьях, включенных в сборник, были определены дальнейшие задачи, которые предстояло решать исследователям истории татарского литературного языка. В своей объемной статье «Основные концепции изучения истории литературного языка и источников» И.А. Абдуллин, говоря о том, что «… изучение литературного языка того или иного периода, а в целом истории литературного языка, развития лексико-семантических и грамматических норм, а также письменных источников возможно лишь на основе заранее согласованной методики и выдержанной схемы», делает следующий вывод: «Для такого серьезного достоверного изучения татарского литературного языка необходима целевая и четкая программа написания монографий, диссертаций по отдельным письменным источникам, жанровым стилям, периодам и подготовки кадров» [8].

Все научные сборники, которые издавались ежегодно, открывались вводной статьей директора ИЯЛИ и заведующего отделом языкознания М.З. Закиева. В его статье «Татарская лингвистика в системе тюркологии» говорится о следующем: «… в 50–60-х гг. ХХ века начала формироваться как самостоятельная научная дисциплина история татарского литературного языка на уровнях лексики, фонетики, грамматики и стилистики, но, к сожалению, она не получила интенсивного развития. Пока мы имеем лишь книги по истории формирования литературных стилей на уровне вузовских учебников».

В дальнейшем авторами статей, включенных в эти сборники, были защищены кандидатские и докторские диссертации, написанные в результате изучения языковых особенностей литературных произведений, деловых бумаг, публицистических, научных и религиозных текстов, изданы их монографии [8].

Наряду с этим, как справедливо отметил Н.Ш. Хисамов, «… во время передачи литературно-поэтических текстов, сочиненных на основе арабской графики, буквами современного алфавита выявляется много трудностей. Допускаются грубые ошибки, которые бросаются в глаза».

На эту проблему обращают внимание и другие ученые. Поэтому ими постоянно поднимается вопрос об изучении истории татарского литературного языка на должном объективно-научном уровне и по-новому (Фасеев, 1982; Курбатов, 1987; Закиев, 1989; Хәкимҗанов, 1991; Хаков, 1992; Абдуллин, 1992; Хисамова, 1999; Нуриева, 2004) и т.д.

Подчеркивая важность этой работы, руководство Института языка, литературы, искусства приняло решение о подготовке «Истории татарского литературного языка» на русском языке [8].

Труд был издан в виде однотомника, который включает в себя «Вводное слово» и «Заключение», написанные ответственным редактором Х.Р. Курбатовым, и объемное введение, написанное В.Х. Хаковым: «История татарского литературного языка (ХIII – первая четверть ХХ в.)». – Казань, Фикер, 2003. – 656 с. Он состоит из четырех глав, в основы которых были заложены этапы развития тюрко-татарского литературного языка, а именно ХШ в., ХIV в., ХV–ХVII вв., ХVII в. – первая четверть ХХ века. Данные главы в основном содержат отрывки из изданных трудов отдельных авторов (Х. Кузьмина, Ф. Нуриева, Х. Курбатов, Э. Наджип, Ф. Хисамова, Э. Кадырова, А. Алиева, Л. Гимадиева и др.), написанных в результате исследования текстов, относящихся к указанным периодам [8].

Результаты исследований в обобщенном виде даются в аннотации книги: «Эта коллективная монография (авторами которой являются московские и казанские ученые-тюркологи) посвящена исследованию особенностей татарского письменного литературного языка. В работе тщательному анализу подвергнуты наиболее важные письменные памятники прошлых столетий (эпические и лирические произведения, деловые памятники, дидактика и т.д.). В результате выяснилось, что единого письменно-литературного языка, начиная с ХШ до первой четверти ХХ в., не было. Оказалось, что язык у каждого автора был своеобразен, в зависимости от того, в каких странах и тюркоязычных краях он получил образование, к какому диалекту (или говору) татарского языка принадлежал. Единый татарский стандартный литературный язык установился лишь в 20 – 30-х гг. ХХ века [8].

Исследование же татарского разговорного литературного языка ждет особого исследования». Из этого становится понятным, что природа и функция старотатарского литературного языка, бывшего в употреблении с ХШ века до первой четверти ХХ века, были оценены в отрыве от своей эпохи в свете современного единого и стандартного литературного языка. Если смотреть в этом фоне, конечно, язык каждого автора может показаться своеобразным, потому что в старотатарском языке одни и те же слова писались по-разному, и по своей природе, как отмечают языковеды, он был «смешанным»: бар-вар, булаула, төрле-дөрле , тау-таг и т.д.

Однако дает ли нам основание данное явление говорить о том, что в языке литературных произведений, напианных языком, который с ХШ века назывался поволжским тюрки, с ХV века старотатарским литературным языком, а со второй половины ХIX века татарским национальным литературным языком, не было определенной последовательности и преемственности, т.е. традиции, являющейся основной особенностью литературного языка. Если подойти к вопросу в данном ракурсе, получится так, что татарский литературный язык формировался лишь в 30-е гг. ХХ века, т.е. после так называемых младописьменных языков, письменность в которых появилась лишь после 1917 г. [8]

Поэтому в последней четверти ХХ века со всей остротой стал вопрос о необходимости обновления методов изучения истории литературных языков (Серебренников, 1981). В трудах Э.Р. Тенишева подчеркивается, что, занимаясь историей литературного языка, надо всегда учитывать основные признаки, определяющие его природу, и что в этом плане еще не изучен ни один тюркский литературный язык. А под основными признаками литературного языка подразумеваются: 1) наличие обработанности, шлифовки в той или иной степени; 2) функционально-стилистическая вариативность; 3) вариативность нормы; 4) наддиалектный характер; 5) преемственность (традиции). Именно в этом направлении группа сотрудников отдела общей лингвистики, образованного в 2007 г. в Институте языка, литературы и искусства, под руководством Ш.Н. Асылгараева начала исследование истории татарского литературного языка [8].

Изучение классического старотатарского литературного языка в новом ракурсе предполагает также претворение в жизнь приоритетной задачи «всестороннего и глубокого научного исследования татарского языка как духовного наследия татарского народа, в том числе в русле новых лингвистических подходов и с учетом опыта развития мировых языков», утвержденной в «Государственной программе Республики Татарстан по сохранению, изучению и развитию государственных языков Республики Татарстан и других языков в Республике Татарстан на 2004–2013 гг.».

Все это в первую очередь предполагает поиск ответов на следующие вопросы: 1. Сохранилась ли в письменных памятниках, созданных в течение многих веков, какая-нибудь преемственность? 2. На каких традициях основывался письменный язык, который в трудах видных тюркологов упоминается под названиями «поволжский тюрки» и «классический старотатарский язык»? 3. Существовали ли устойчивые письменные нормы, или же каждый автор писал по-своему? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо, во-первых, определить степень изученности в татарской филологии основных признаков, определяющих природу и функцию литературного языка, во-вторых, обобщить мнения, высказанные в трудах, посвященных анализу языковых особенностей татарских письменных источников, относительно проблем, касающихся фонетики, морфологии, графики и орфографии [8].

На этой основе необходимо разработать теорию, которая объяснила бы, что в письменных памятниках, созданных в течение многих веков, начиная с ХIII века и заканчивая началом ХХ века, сохранялась определенная последовательность и преемственность, а также определить цели, задачи и методы исследования. В начале пути, особенно во время исследования вопросов, касающихся раздела фонетики, возникли определенные трудности. Потому что до этого перед исследователями письменных памятников не ставилась задача определения литературной нормы, вследствие чего указывалось лишь то, как отражались те или иные звуки в письме при помощи арабских графем, а в качестве примеров приводились и арабо-персидские заимствования, и слова тюрко-татарского происхождения. В результате выяснилось, что одни и те же звуки в этих словах передавались по-разному. Например, звук /и/ в слове исем «имя» передавался буквой «алиф», а в слове иген «хлеб» сочетанием букв «алиф» и «йай». Можно ли назвать это смешанностью? В последние годы этот вопрос начали поднимать в своих трудах Ф. Хакимзянов (1991), Ф. Хисамова (1999), И. Баширова (1999), Ф. Нуриева (2004) и выяснилось, что разнообразие, наблюдаемое в письменном языке, можно объяснить лишь на фоне нормы и ее вариативности. Благодаря этому, стало возможным изучение письменных памятников на основе единого метода и доказать наличие преемственности в старотатарском литературном языке, которая сохранялась в течение многих веков. Когда разрабатывалась проблема преемственности, которая отражается в фонетике, графике и орфографии, учитывались следующие моменты: во-первых, как показали исследования, арабо-персидские заимствования писались как в языке-источнике, т.е. по правилам арабского или персидского языка. Учитывая, что 60–70% лексического фонда старотатарского литературного языка составляли арабо-персидские заимствования, было выявлено, что в этой области соблюдались устойчивые письменные нормы. Во-вторых, как отмечают ученые, в написании слов тюрко-татарского происхождения тоже существовали свои особенности, которые определяют лицо поволжского тюрки и старотатарского языка. Значит, для того, чтобы увидеть эту преемственность, в первую очередь необходимо строго разделить вопросы, касающиеся написания арабо-персидских заимствований, от вопросов написания слов тюрко-татарского происхождения. В этом случае несоответствия, наблюдаемые в написании арабо-персидских заимствований и тюрко-татарских слов, никак нельзя рассматривать как явления смешанности-вариативности, потому что они, будучи элементами двух различных языков, несмотря на общность графики, в письме передавались согласно правилам своего языка. Поэтому мы можем назвать их явлением, обозначающим несоответствие одной орфографической нормы другой, а не вариативностью [8].

Говоря о «смешанности» языка письменных памятников, мы должны учитывать лишь разное написание слов одного языка. Например, слова алла «аллах, бог, господь» и иман «вера», будучи словами арабского происхождения, должны начинаться лишь одной буквой «алиф», однако в этих словах наблюдаются также написание начального «алифа» в сочетании с буквой «йай» и т.д.

Вариативность такого рода больше всего встречается в словах тюрко-татарского происхождении, чем в арабо-персидских заимствованиях. Здесь в основном учитывается несоответствие форм, в которых отражаются особенности местности-региона, где было написано произведение, с традиционной общетюркской формой. Большинство из них связано с различиями, характерными для языков огузской и кыпчакской групп. Эту особенность мы можем объяснить с двух аспектов: а) общетюркская вариативность, так как она наблюдается в языках, входящих в одну семью; б) отражение нормы, которая свойственна двум разным языкам внутри одной общетюркской семьи. Разное написание слов, наблюдаемое в языке письменных памятников, объясняется еще и тем, что для передачи десяти гласных звуков татарского языка в письме использовались лишь три арабские графемы, а для передачи согласных /г/, /з/, /с/, /т/, /х/ по три графемы [8].

Таким образом, смешанность-вариативность старотатарского письменно-литературного языка явилась следствием взаимовлияния особенностей татарского и арабского языков, а также особенностей, характерных для языков различных групп одной общетюркской языковой семьи. Однако эти вариации отражались лишь в фоне определенной нормы – традиции. Поэтому, говоря о вариативности нормы, в первую очередь нужно учитывать, что письменный язык характеризуется наличием нормы.

Применение данного метода дает возможность изучения языковых особенностей старотатарских письменных текстов, не отделяя их от той исторической эпохи, в которой они были написаны. Для этого наряду со смешанностью-вариативностью, свойственной структуре языка каждого текста, нужно определить также функциональные особенности употребления структурных элементов, так как продолжение каких-либо традиций можно увидеть только тогда, когда структурные особенности языковых единиц и особенности их употребления в отдельном тексте рассматриваются вместе.

Если литературный язык исследуется этим методом, становится очевидным несоответствие мнения о том, что «.единого письменно-литературного языка, начиная с ХIII до первой четверти ХХ в., не было.» не соответствует действительности.

Таким образом, когда речь идет о традиционной норме в письменных текстах, необходимо учитывать как структурные особенности языковых единиц, так и особенности их употребления в отдельно взятом тексте, а именно их функциональные особенности в сравнении с современным состоянием.

Для того, чтобы установить преемственность тюрко-татарской литературно-письменной нормы, необходимо взять в основу не арабские графемы, а графемы кириллицы, которые в настоящее время используются для передачи звуков татарского языка, и определить, как они в письме отражаются арабскими графемами, и тем самым выявить причины появления вариативности. Когда исследование велось на основе арабских графем, в основном отражались особенности арабского языка, а не татарского.

В ходе работы над первым томом истории татарского литературного языка «Фонетика, графика, орфография: литературная норма һәм вариативность» авторами был применен описанный выше единый метод. Работа над вторым томом «Морфология: литературная норма и вариативность в грамматических категориях» предполагает исследование системы частей речи и значений, выражаемых грамматическими формами. При этом в основу берется их современное состояние [8].

Исследование лексического фонда старотатарских письменных текстов, написанных в различные периоды, будет вестись в направлении определения частных свойств, определяющих его природу. Наряду с изучением тематических групп, в основе которых лежат номинативные возможности слова, необходимо будет также объективно осветить их функциональный потенциал, т.е. взаимосвязи между лексико-семантическими категориями.

Подводя итог, можно сказать следующее: татарский национальный литературный язык, который берет свое начало со второй половины XIX в. и который в XV–XVI вв. на основе древнетюркских (VI–VIII вв.) и старотюркских (XI–XIV вв.) письменных литературных языков формировался как классический старотатарский литературный язык, продолжает существовать и в наши дни [8].



Заключение (выдержка)

Современный татарский литературный язык вместе с носителем этого языка пришел большой пусть развития. Начало он берет с древнейших времен и запечатлен на различных памятниках как древнетюркской письменности, так и на произведениях на старотатарском языке.

В языкознании исторический аспект, то есть изучение истории языков одновременно и важен, и сложен, и непосредственно, напрямую связан с историей татарского народа. В науке существует два направления изучения истории языков: история литературного языка и историческая грамматика. История литературного языка изучает появление традиции письма, ее развитие в течение веков в одном языке, а больше в группе близкородственных языков. Роль основного источника в этом случае играют разные письменные памятники. Историческая грамматика же анализирует пришедшие с далеких веков исторические изменения в одном языке, а больше в группе близкородственных языков, по строению языка, то есть со стороны структуры. Несмотря на важность изучения истории языка, нельзя сказать, что в методике обучения татарскому языку этому аспекту уделено серьезное внимание. Только в старших классах об истории татарского языка дается серьезный теоретический материал. По причине серьезности, сложности темы, необходимости изучения в связи с древними языками, у учеников эти уроки в известной степени вызывают затруднения. Выход из этого положения мы видим в проведении уроков нетрадиционного типа. Скажем, в работе были даны некоторые методические особенности изучения этапов развития татарского литературного языка в процессе подготовки к уроку-проекту и активного участия в нем; было доказано, что во время урока-диспута является целесообразным знакомство с историей изучения тюркских языков русскими и татарскими учеными. Естественно, такие уроки и от учителя, и от ученика требуют старания, подготовленности, исследовательских навыков.

Знакомство с элементами истории языка можно вести не только в старших классах, но и в начальных и средних классах. Понятно, что детям 7-11 лет данную работу нельзя ставить во всей ее сложности, нужно работать в рамках возрастных особенностей. Тесная связь истории языка с другими разделами языкознания готовит плодородную почву для знакомства с информацией, касающейся истории татарского языка. Например, в четвертом классе во время прохождения парных слов можно остановится на единицах, бывших компонентами парных слов и ставших архичными в литературном языке, но продолжающихся употребляться в диалектах. Скажем, можно подчеркнуть, что таких лексемах, как бала-чага, мал-туар, кыз-кыркын второй компонент когда-то активно использовался в речи, сейчас употребляется лишь в местных говорах. В 5-м классе во время прохождения фразеологических высказываний , можно обратить внимание на увеличение фразеологической кальки с русского языка, начиная со второй половины ХХ века, и отметить его историческую основу.

Знакомство с историей языка, как было отмечено, можно результативно осуществлять не только на уроках родного языка, но и на уроках литературы. Данный аспект более актуальное звучание получает в старших классах, когда начинает преподаваться история литературы. Начиная с 9 класса, знакомство с татарской литературой осуществляется на общественно-исторической основе. Существующие учебники, хрестоматии расчитаны на изучение памятников с древней рунической, уйгурской письменностью, изучение тюркско-татарской литературы средних веков, далее знакомство с примерами литературы XVII, XVIII, XIX, XX веков. В 10-м классе осуществляется по программе знакомство с татарской литературой гражданской войны и литературой 20 – 30 годов, в 11-м классе – с литературой Великой Отечественно войны и послевоенных лет. Как известно, изучение литературного произведения включает в себя и знание и понимание его истории написания, общественной основы, условий, осмысления идейно-эстетической ценности произведения. Все это требует тщательного изучения произведения. Во многих случаях внимание к языку произведения направляется авторами учебника ссылками. Скажем, во время изучения произведений С. Сараи, Х. Кятиба при помощи таких ссылок переводятся исчезнувшие с употребления арабо-персидские заимствования. Далее количество таких ссылок все уменьшается, произведения, написанные в начале ХХ века, дети понимают уже достаточно легко. Изучение слов, содержащих элементы истории языка, также помогает находить пересечения между общественными событиями и законами развития языка. Уделение внимания на лексический состав произведений помогает понимать политику той эпохи, экономические, культурные, литературные связи страны, их влияние на развитие, изменение языка.

Функциональное изучение литературного языка – это изучение не только развитие его норм, но истории формирования, изменения, развития стилей. На уроках литературы требуется обратить внимание и на изменение произведений со стороны языка и стиля. Такую работу, например,можно вести на основе сравнения художественного исполнения стихотворного произведения Средних веков и стихотворения ХХ века, а также первых прозаических произведений (речь идет о прозе на примере русской литературы) с прозой современного времени.

Делая выводы, хотим сказать следующее: хороших результатов можно достичь только в том случае, когда изучение истории языка вплетена в изучение родного языка и литературы.



Литература

1. Абдуллина Р.С. Хәзерге татар теленең орфографиясе һәм орфоэпиясе. – Казан: Мәгариф, 2009. – 239 б.

2. Ахтямов М.Х. Обратный словарь башкирского языка. – Уфа, 1999. – 237 c.

3. Әхмәтьянов Р. Татар теленең кыскача тарихи-этимологик сҮзлеге. – Казан.: Татар. кит. нәшр., 2001. – 272 б.

4. Әхмәтьянов Р.Г. Татар терминологиясенең тарихи чыганаклары. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2003. – 174 б.

5. Әхтәмов М.Х. Башкорт теленең грамматика һүзлеге: һүз үзгәреш. – Өфө, 1994. – 311 б.

6. Баскаков Н.А. Историко-типологическая фонология тюркских языков. М.:Наука, 1988. – 208 с.

7. Басырова Ф.А., Гарипов Т.М., Доброгост Л.А. Семантическое развитие корневой морфемы // Germanica, Slavica, Turkica. К 60-летию профессора Рахима Закиевича Мурясова. Сборник научных статей. – Уфа, 2000. – С. 141-151.

8. БашироваИ.Б., МирхаевР.М. История татарского литературного языка: история и научно–теоретические аспекты изучения // Журнал научный Татарстан №1 2013, 95 – 103

9. Валиева А.И. Функционирование корня *jat в памятниках древнетюркской письменности // Филологические проекции Большого Урала: Материалы VII региональной межвузовской студенческой научной конференции (19-20 апреля 2012г.). – Уфа: Риц БашГУ, 2012. –С. 240.

10. Вәлиева Ф.С., Саттаров Г.Ф. Урта мәктәп һәм гимназияләрдә татар телен укыту методикасы. – Казан, 2000. – 455 б.

11. Ганиев Ф.А. Некоторые итоги исследования словообразования в современном татарском языке и задачи его дальнейшего изучения // Вопросы татарского языкознания. – Казань, 1971. – 170 с.

12. Гарипов Т.М. Кыпчакские языки Урало-Поволжья: Опыт синхронической и диахронической характеристики. – М.: Наука, 1979. – 303 с.

13. Древнетюркский словарь. – Л.: Наука, 1969. – 677 с.

14. Җәләй Л. Татар теленең тарихи морфологиясе (очерклар). – Казан: Фикер, 2000. – 288 б.

15. Зайончковский А.К. К вопросу о структуре корня в тюркских языках: Глагольные основы моносиллабического (односложного) типа С+Г (согласный+гласный) // Советская тюркология. 1961. № 2. – 28-29 с.

16. Закиев М. З. Татар халкы теленеҢ барлыкка килҮе. – Казан, 1977. – 208 б.

17. Закиев М. З. Волжские булгары и их потомки. (соавт. Я.Ф. Кузьмин-Юманади). – Казань, 1993. – 160 с.

18. Закиев М. З. Происхождение тюрков и татар. – Казань: Инсан, 2002. – 496 с. – ISBN 5-85840-317-4.

19. Закиев М. З. Проблемы языка и происхождения волжских татар. – Казань, 1986. – 304 с.

20. Закиев М. З. Татары: Проблемы истории и языка. – Казань, 1995. – 464 с.

21. Зәкиев М.З. Төрки-татар этногенезы. – Казан: Фикер, МәскәҮ: Инсан, 1998. – 624 б.

22. Зубкова Е.А. История лексики с этимологическим корнем *sta: *stə в русском языке // Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Уфа, 2000. – 256 с.

23. Ишбердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. – М., 1986. – 152 с.

24. Кажибеков Е.З. Глагольно-именная корреляция гомогенных корней в тюркских языках (явление синкретизма). – Алма-Ата, 1986. – 272 с.

25. Кажибеков Е.З. Фоно-семантическая характеристика пратюрского корня // Проблемы этимологи тюркских языков. – Алма-Ата, 1990. – 95 – 102 с.

26. Кайдаров А.Т. Структура односложных корней и основ в казахском языке. – Алма-Ата: Наука, 1986. – 328 с.

27. Кормушин И.В. Лексико-семантическое развитие корня *qaв алтайских языках // Тюркская лексикология и лексикография. – М.: Наука, 1971. – 323 с.

28. Котвич В. Исследование по алтайским языкам. – М., 1962. – 371 с.

29. Левин Г.Г. Историческая связь якутского языка с древними тюркскими языками VII-IX вв. (в сравнительно-сопоставительном аспекте с восточно-тюркскими и монгольскими языками): монография. – Якутск: Издательский дом СВФУ, 2013. – 439 с.

30. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. – М.-Л., 1951. – 451 с.

31. Манкеева Ж.А. Реконструкция первичных корней глагольных основ казахского языка. – Алма-Ата: «Гьлым», 1991. –154 с.

32. Махмуд Кашгари. Девану лугат ит турк, Индекс. – Тoшкент, 1967. – 1288 с.

33. Мияссарова И.Х., Файзрахманова К.Ф. Татар теле: туган телдә (татар телендә) башл. гомуми белем бирү оешмалары өчен методик әсбап. 4 нче с-ф. – Казан: “Мәгариф – Вакыт” нәшр., 2014. – 73 б.

34. Мияссарова И.Х., Файзрахманова К.Ф. Татар теле: туган телдә (татар телендә) башл. гомуми белем бирҮ оешмалары укучылары өчен эш дәфтәре. 4 нче с-ф. – Казан: “Мәгариф – Вакыт” нәшр., 2014. – 63 б.

35. Мөхиярова Р.Х. ХХ гасыр ахыры – ХХI гасыр башы татар әдәби теле лексикасы. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2009. – 189 б.

36. Мөхиярова Р.Х. Рус телендә сөйләшүче балаларга татар теле укыту: укытучылар өчен методик кулланма. – Казан: Мәгариф, 2008. – 119 б.

37. Мусаев К.М. Лексика тюркских языков в сравнительном освещении. – М.: Наука,1975. – 359 с.

38. Мустафина Д.Н. Функциональное развитие татарского языка и других региональных языков РФ и Европы в свете социолингвистической парадигмы: автореферат дис. … д-ра филол. наук. – Казань, 2012. – 55 с.

39. Насипов И.С., Валиева А.И. Семантическое развитие односложного корня *jal // Проблемы фолологии народов Поволжья: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (11-13 апреля 2013 г.). – М.: Экон-информ, 2013. Вып. 7. – С. 51-56.

40. Насипов И.С., Ваһапов Н.Х. Татар теле 9 сыйныф. – Уфа: Китап”, 2009 – 196 б.

41. Насипов И.С., Валиева А.И. // Материалы международной научно-практической конференции «Наука и образование в современном мире». Караганды. РИО «Болашак-Баспа» 2014.– Том 7. – 348 с.

42. Насипов И.С., Валиева А.И. Татар телендә “JAL/ ЙАЛ” тамырының семантик кыры // Сулеймановские чтения: сборник статей XVI-й Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2013. – С. 115-116.

43. Нигъмәтуллина Р.Р. 6 нчы класста татар теле дәресләре: рус телендә гомуми белем бирү оешмалары укытучылары өченметодик кулланма. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2015. – 127 б.

44. Пекарский Э.Д. Словарь якутского языка. Т. I-III. – М., 1959. – 2508 с.

45. Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий: В 4 томах. . – СПб., 1893-1911. Т. –IV. – 542 с.

46. Рамазанова Д.Б. Семантические изменения древнетюркских слов в татарском языке. – Казань, 1991. – 208 с.

47. Русско-татарский словарь. – Москва: Инсан, 1997. – 720 с.

48. Сафиуллина Ф.С., Галиуллин К.Р. Тематический русско-татарский словарь. Казань, 1989. – 440 с.

49. Сафиуллина Ф.С. Тел гыйлеменә кереш. Югары уку йортларыныҢ филология факультеты студентлары өчен дәреслек. – Казан: ТаРИХ, 2001. – 384 б.

50. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков: Общетюркские и межтюркские основы на гласные. – М.,1974. – 768 с.

51. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков (Основы на ж, җ, й). – М., 1989. 359 с.

52. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Фонетика. – М.: Наука, 1984. – 488 с.

53. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Лексика. М.: Наука, 1997. – 800 с.

54. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Региональные реконструкции. – М.:Наука, 2002. – 912 с.

55. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка. – М.: Наука, 2006. 370 с.

56. Татаринцев Б.И. О реконструкции мотивирующего семантического признака в процессе этимологизации (на материале тюркских языков) // Теория и практика этимологических исследований. – М., 1985. – 432 с.

57. Татарская грамматика: В 3-х тт. – Казань, 1955. Т.I. – 354 с.

58. Татарско-русский словарь. – М.: Наука, 1966. – 726 с.

59. Татар теленең аңлатмалы сүзлеге: 3 т. Казан, 1977. – Т. I. 476 б.

60. Татар теленең аңлатмалы сүзлеге: 3 т. Казан, 1979. – Т. II. 726 б.

61. Татар теленең аңлатмалы сүзлеге: 3 т. Казан, 1981. – Т. III. 831 б.

62. Татар теленең аңлатмалы сүзлеге. – Казан: Матбугат йорты, 2005 – 848 с.

63. Татар теленең диалектологик сүзлеге. – Казан, 1963. – 840 б.

64. Татар телендә урта (тулы) гомуми белем бирү мәктәпләре өчен татар теле һәм әдәбиятыннан үрнәк программалар: 1-11 нче сыйныфлар / басма өчен Г.Р. Галиуллина, Д.Ф. Заһидуллина җаваплы. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2011. – 279 б.

65. Тимирханов В.Р. Имяславие и лингвистика корня: Монография. – М.: МАКС Пресс, 2007. – 248 с.

66. Трегубов А.Н. Эволюция звукового состава русских корневых слов от праязыкового состояния до современного функционирования (Славянские языки Республики Башкортостан). – Уфа, 1996. – 150 с.

67. Хаков В.Х. Татар әдәби теле (стилистика). – Казан: Татар. кит. нәшр., 1999. – 304 б.

68. Хаков В.Х. Тел – тарих көзгесе. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2003. – 295 б.

69. Хәсәншина Р.Г. Татар теле: татар урта гомуми белем бирҮ мәкт. 5 нче с-фы өчен д-лек. – Казан: Мәгариф, 2007. – 119 б.

70. Древнетюркский словарь. – Л.: Наука, 1969. – 678 с.

71. Халиуллина Н.У. Тюркские языки Урало-Поволжья в контексте алтайского языкового сообщества. – Уфа, 2003. – Ч. I. – 172 с.

72. Халиуллина Н.У. Кардәш телләрнең лексик системасын өйрәнүнең методологик нигезләре: гомум тел белеме буенча уку әсбабы. – Уфа, 2007. – 208 б.

73. Халиуллина Н.У. Языковые особенности памятников древнетюркской письменности: учеб. пособие [Текст]. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2014. – 187с.

74. Халиуллина Н.У., Шайхулов А.Г. Тюркские языки Урало-Поволжья вконтексте алтайского языкового сообщества (опыт лексико-семантического словаря): Словарь. Ч. I, II. – Уфа: Восточный университет, 2004. – 226 б.

75. Харитонов Л.Н. Типы глагольной основы в якутском языке. – М.- Л., 1954. –223 с.

76. Шайхулов А.Г. Структура и идеографическая парадигматика односложных корневых основ в кыпчакских языках Урало-Поволжья в континууме ареальной, межтюркской и общетюркской лексики. – Уфа: РиО БашГУ, 2000. – 494 с.

77. Юнусалиев Б.М. Киргизская лексикология. Ч. I – Фрунзе, 1959. – 248 с.

78. Яхин А.Г. Әдәбият. Татар урта гомуми белем бирҮ мәкт. 9 нчы с-фы өчен дәреслек-хрестоматия. – Казан: Мәгариф, 2001. – 407 б.



Примечания

Работа проходит антиплагиат Форматы: Word

Информация о работе
Страниц: 98
Тип: Дипломная работа
2400 p.


X
X