8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Ваш город: Ашберн
Зачётик.Ру - каталог студенческих работ.

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Языковедение

РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ - Дипломная работа

Тип: Дипломная работа
Раздел: Языковедение
Страниц: 130
Год: 2018

Содержание

Введение 3

ГЛАВА I. Интернет-коммуникация в современной лингвистике 9

1.1. История изучения интернет-коммуникации в отечественной и зарубежной науке 9

1.2. Виртуальная коммуникация как особая форма общения 18

1.3. Человек как субъект интернет-коммуникации 35

1.4. Социальные сети как площадка для интернет-коммуникации 50

1.5. Речевые особенности современных носителей русского языка в XXI веке 67

Выводы по первой главе 78

ГЛАВА II. Интернет-коммуникация как отражение современной речевой культуры 82

2.1. Особенности языковой личности подписчика сообщества «ЧТЕЦЫ ЕКБ» 82

2.2. Особенности языковой личности подписчика сообщества «ЧТЕЦЫ МСК» 98

2.3. Особенности языковой личности подписчика сообщества «ЧТЕЦЫ УФА» 114

2.4. Интегральные и дифференциальные признаки представительств сообщества «ЧТЕЦЫ» 125

Выводы по второй главе 130

Заключение 132

Словарь компьютерных терминов 136

Список использованной литературы 141

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 158

Дипломная работа:
РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

Контрольная работа:
Связи с общественностью. Характеристика и отличительные особенности Интернет, как инструмента ПР-деятельности

Введение (выдержка)

Современная эпоха – это эпоха глобального информационного общества, которое характеризует стремительный рост информационных технологий и глобализация информационных процессов. Одним из проявлений этих процессов является возникновение глобальной сети Интернет, расширение ее использования во всех сферах жизни общества. Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью исследовать речевые особенности, характеризующие взаимодействие участников коммуникации в виртуальном пространстве, поскольку на сегодняшний день большую часть времени современный человек проводит в Интернете, осуществляя межличностную виртуальную коммуникацию.

По мере развития Интернета значительная часть коммуникации как делового, так и личного характера осуществляется в виртуальной среде. Условия виртуального пространства накладывают отпечаток на способ передачи информации между коммуникантами и внедряют в процесс письменного общения языковые средства, присущие устной разговорной речи. Это можно считать неким маркером, характеризующим современную языковую эпоху. Но привлекательность Интернета заключается не только в возможности получения, передачи и обработки информации. Развитие технологии Web 2.0 позволило пользователям Интернета применять его как площадку для самовыражения. интернет-общение стало доминирующим за счет дистанцированности и анонимности собеседников, увеличилась степень комфорта пользователя при поддержании контакта с несколькими людьми одновременно, при установке произвольного режима диалога, с возможностью уходить в оффлайн.

Коммуникативное пространство Интернета стремительными темпами разрастается, объединяя все новые, разнородные средства коммуникации. Одним из следствий разнородности Интернета как феномена современного общества является то, что в большинстве посвященных ему гуманитарных исследований рассматриваются лишь определенные стороны этого явления.

Антропоцентричность современной парадигмы научного знания обусловливает повышенный интерес исследователей-лингвистов к роли человеческого фактора в языке, к проблемам связи языка и мышления, языковой личности, коммуникации. Вербализуя человеческое общение в рамках деятельности, язык отражает человеческое восприятие окружающей действительности. Таким образом, порождённые в рамках этого общения тексты являются непосредственным текстовым проявлением языковой личности человека, что выражено в сформулированном Ю. Н. Карауловым положении «за каждым текстом стоит языковая личность» в противовес предложенной ещё Ф. де Соссюром общей формуле «за каждым текстом стоит система языка» [45, 3-8].

Актуальность исследования речевых особенностей, характеризующих взаимодействие участников коммуникации в виртуальном пространстве, определяется: во-первых, расширением границ и востребованностью виртуальной коммуникации в Рунете; во-вторых, самим феноменом интернет-коммуникации и виртуального дискурса, представляющих собой особый тип организации и реализации общения в условиях разноплановых, динамичных, содержательно компрессионных информационных потоков, тяготеющих, с одной стороны, к универсализации и унификации способов и средств передачи информации, с другой – к индивидуализации речи современных интернет-коммуникантов; в-третьих, недостаточностью собственно лингвистических исследований в области интернет-дискурса, особенно интернет-коммуникации представителей разных сообществ; в-четвертых, отсутствием научных работ, посвященных исследованию специфики речи интернет-коммуникантов, общающихся в рамках типологически сходных сообществ, например, поэтических. К тому же географическая разобщенность участников виртуальной коммуникации позволит нам говорить о её локальных речевых особенностях.

Изучение электронной коммуникации только начинается, однако уже намечены определенные направления в рассмотрении компьютерного дискурса (Л.Г. Антонова, Дж. Барбатсис, М.Б. Бергельсон, Е. Брейдо, Е.Г. Буторина, А.Е. Войскунский, Е.Н. Галичкина, Е.И. Горошко, Е.С. Жуленова, Е.А. Земская, Л.А. Капанадзе, Э. Лейн, П. Липперт, Э. Лоли, Н.Л. Моргун, Г.П. Нещименко, Н. Петрова, Г.Н. Трофимова, М. Феган, К. Хансен, Ю. Хартунг, Е.Н. Ширяев, и др.), в исследовании компьютерного жаргона (О.И. Ермакова, О.А. Кармызова, П.В. Лихолитов, Е.В. Лушникова, Е.И. Шейгал). Лингвистическая концепция гипертекста освещена в работах М. Визеля, О.В. Дедовой, Н.Ф. Ковалевой, С.В. Лесникова, М.Л. Ремневой, В.Л. Эпштейна и др. В большинстве работ исследованию подвергаются лишь отдельные особенности виртуального дискурса, проблема функционирования языка в новом коммуникативном пространстве так и остается нерешенной.

Объектом исследования в работе являются публичные страницы сообщества «ЧТЕЦЫ», в которых происходит виртуальная коммуникация участников.

Предметом исследования являются речевые особенности виртуальной коммуникации в Рунете на примере поэтических сообществ городов Екатеринбург, Москва и Уфа.

Цель исследования заключается в выявлении и описании особенностей речевой коммуникации в виртуальном пространстве.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

1) на основе изучения научной литературы определить научные понятия исследования: виртуальная коммуникация, языковая личность, коммуникативное пространство, гипертекст, социальная сеть, паблик;

2) дать характеристику виртуального коммуникативного пространства поэтического сообщества;

3) рассмотреть актуальные процессы в речевой деятельности интернет-коммуникантов и их место в речи современного человека.

Материалом исследования послужили публичные записи сообществ и комментарии к ним общим объемом 1998 единиц, в том числе: 1114 – из паблика «ЧТЕЦЫ МСК», 463 – из паблика «ЧТЕЦЫ ЕКБ», 421 – из паблика «ЧТЕЦЫ УФА». Выборка материала проводилась из следующих источников: «ЧТЕЦЫ ЕКБ» [ист. 194], «ЧТЕЦЫ МСК» [ист. 195], «ЧТЕЦЫ УФА» [ист. 196].

В работе выполнен сопоставительный анализ речи участников трех представительств сообщества в разных городах (Екатеринбурге, Москве, Уфе) на всех уровнях языка, что позволило выявить лексико-семантические, структурно-грамматические и стилистические особенности функционирования языка в виртуальном пространстве.

В работе были использованы следующие методы исследования: общенаучные – сбор, наблюдение над речевым материалом, его описание, анализ и классификация; компонентного анализа; сравнительно-сопоставительного описания; статистический.

Теоретико-методологическую основу исследования составили работы отечественных и зарубежных философов, психологов и лингвистов, посвященные изучению:

1) языковой личности (Г.Н. Беспамятновой, Г.И. Богина, В.М. Богуславского, С.Г. Воркачева, А.А. Залевской, Ю.Н. Караулова, Л.П. Клобукова, Л.П. Крысина, Е.Ю. Прохорова и др.);

2) интернет-коммуникации (Н.Г. Асмус, А.Е. Войскунского, Е.И. Горошко, В.В. Красильникова, Д. Кристала, В.С. Тоискина, Г.Н. Трофимовой и др.);

3) речевой коммуникации (Т.Г. Винокур, Б.М. Гаспарова, Л.Ю. Иванова, М.А. Кронгауза, О.В. Лутовиновой, Н.И. Формановской, Р.Х. Хайруллиной и др.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Создание глобальной коммуникативно-информационной системы – Интернета обусловило формирование особого типа дискурса – интернет-дискурса, характеризуемого своими языковыми и речевыми особенностями.

2. Несмотря на глобальный и универсальный характер виртуальной речевой коммуникации в сети Интернет, речь пользователей можно рассматривать как коммуникативную деятельность представителя определенного лингвокультурного сообщества.

3. Особенности виртуальной коммуникации отражают структуру национальной языковой личности в целом и в то же время выступают способом самопрезентации и самореализации конкретного индивида.

4. Объединение пользователей Интернета в сообщества по интересам (культурным, профессиональным, политическим и т.д.) формирует коммуникативные площадки, одной из которых является «публичная страница», или паблик.

5. Межличностная коммуникация в поэтических пабликах характеризуется своими речевыми особенностями в зависимости от лингвистических и экстралингвистических факторов (география проживания, род занятий, возраст и др.)

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые исследуются особенности интернет-коммуникации на примере поэтического сообщества.

Теоретическая значимость исследования заключается, прежде всего, в разработке понятийного аппарата в сфере виртуальной коммуникации и исследовании виртуальной коммуникации на примере локально разобщенных, но подчиненных одной идее пабликов в популярной социальной сети Рунета, в углублении теории речевой деятельности, речевой коммуникации, теории языковой личности в виртуальном общении.

Практическая значимость исследования связана с использованием материалов исследования в вузовском преподавании современного русского языка, лингвокультурологии, стилистики и филологического анализа текста, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных исследованию активных процессов в современном русском языке, проблем речевой специфики медиалингвистики, в частности интернет-коммуникации, а также в лексикографической практике при составлении словарей языка представителей разных интернет-сообществ.

Апробация исследования. Результаты исследования нашли отражение в восьми научных статьях, в том числе в двух статьях в изданиях, рекомендованных ВАК. Концептуальные основы работы были изложены в докладах на научных и научно-практических конференциях: Международных Акмуллинских чтениях (Уфа, 2014, 2015, 2016), научно-практической конференции «Межкультурная-интракультурная коммуникация: теория и практика обучения и перевода» (Уфа, 2015), Международной научной конференции «Русский язык в Интернете: личность, общество, коммуникация, культура» (Москва, 2017), заочной международной научно-практической конференции «Культура русской речи в пространстве современного общества и образования» (Уфа, 2017), II международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы исследования социальной сети» (Уфа, 2017).

Объем и структура исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка лексикографических источников и приложения.

Дипломная работа:
АНГЛО-РУССКИЙ ЯЗЫК ИНТЕРНЕТА (ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЖАРГОН ТРЕЙДЕРОВ, ГЕЙМЕРОВ, ЧАТТЕРОВ)

Дипломная работа:
ЗАИМСТВОВАННАЯ ЛЕКСИКА XXI ВЕКА

Основная часть (выдержка)

ГЛАВА I. Интернет-коммуникация в современной лингвистике

Знание основных положений структуры коммуникационного процесса позволило бы дать обоснованные рекомендации по регулированию взаимодействия и формулированию правил общения в новом коммуникативном пространстве.

Задача данной главы – определить понятия «виртуальная коммуникация», «коммуникативное пространство», «языковая личность», «самопрезентация языковой личности», выявить особенности структуры и специфику языковой личности виртуального коммуниканта.

1.1. История изучения интернет-коммуникации в отечественной и зарубежной науке

Поскольку современное состояние общества является результатом четвертой в истории человечества информационной революции, Интернет стал своего рода атрибутом информационного общества. Три предыдущие революции были связаны с изобретением письменности в древние времена, изобретением книгопечатания в середине XVI в. и изобретением телеграфа, телефона, радио в конце XIX в. Четвертая информационная революция произошла в 70-е гг. XX в. с появлением микропроцессорных технологий и интегральных схем. Благодаря этому появились персональные компьютеры, компьютерные сети, электронные системы передачи данных. Это привело к радикальным изменениям основ как общественного производства, так и социальной жизни общества. Информация стала движущей силой развития общества посредством развития компьютерной техники и информационных технологий. Термин «информационное общество» ввел профессор Токийского технологического института Ю. Хаяши [163]. Характеристики информационного общества были представлены в отчетах ряда организаций японскому правительству, где описывалась компьютеризация общественных процессов, способствующая обеспечению доступа всех социальных групп к источникам информации и избавлению человека от рутинной работы посредством достижения высокого уровня автоматизации производства как главного условия перехода к информационному обществу.

В 1962 г., когда американский ученый Джозеф Ликлайдер теоретически доказал возможность слияния баз данных нескольких компьютеров путем объединения их в единую систему, Пентагон начал закрытые разработки Сети, и лишь в 1985 году локальные сети формально разделились на «военные» и «гражданские». К 1995 году появилась техническая возможность объединить локальные сети в единую, что и произошло при непосредственном участии британского ученого, сотрудника Европейского совета по ядерным исследованиям Тима Бернерса Ли, который еще в 1989 г. предложил проект Всемирной паутины, известной теперь как World-Wide-Web (www). Поначалу этот проект использовался как гипертекстовый: несколько документов, связанных между собой гиперссылками, но 6 августа 1991 г. Т. Бернерс-Ли опубликовал на сервере CERN (Conseil Européen pour la Recherche Nucléaire (Европейский совет по ядерным исследованиям)) первый интернет-сайт. С этого момента глобальная сеть распространилась по всему миру за сравнительно короткое время.

В ноябре 2009 года «Яндекс» опубликовал своё первое «исследование Рунета», озаглавленное «Контент Рунета» (за Рунет «Яндекс» посчитал «русские, украинские, белорусские сайты, а также все ресурсы в доменах .am, .az, .by, .ge, .kg, .kz, .md, .ru, .su, .tj, .ua и .uz»). В документе, в частности, говорится, что осенью 2009 года на Рунет пришлось 6,5 % всех интернет-сайтов мира, то есть каждый пятнадцатый сайт, это – 15 миллионов сайтов. 56 % сайтов состоят лишь из одной страницы, 88 % информации сконцентрировано менее чем в одном проценте сайтов [59].

Сегодня в мире 5 миллиардов людей пользуется Интернетом, а аудитория интернет-пользователей Российской Федерации в возрасте от 16 лет и старше – 70,4 % от населения нашей страны, что составляет порядка 84 миллионов человек. Данные GfK (Российский филиал исследовательского концерна GfK (Gesellschaft fur Konsumforschung) Group), свидетельствуют о том, что 97% всех российских пользователей находятся в возрастной группе 16-29, то есть в нашей стране практически отсутствует молодежь, не пользующаяся информационными технологиями [166]. По данным Яндекса, в среднем за неделю с одного устройства пользователи просматривают до 13 разных сайтов на смартфоне и до 27 на десктопе, однако в сумме люди из одного города в течение недели заходят на страницы тысяч разных сайтов. В топ-100 самых посещаемых во всех городах попали 28 доменов, среди них лидирует российская социальная сеть «ВКонтакте». По данным Brand Analytics, за ноябрь 2016 г. на сайте vk.com опубликовано 484 187 096 сообщений, в микроблоге «Твиттер» – 321 442 965, на «Фейсбуке» – 320 057 226 [165]. По количеству активных авторов «ВКонтакте» Республика Башкортостан стабильно занимает 7 место в России (414 235 авторов, написавших хотя бы одно публичное сообщение). Следовательно, проанализировав публичные сообщения молодежного поэтического паблика, размещенного в этой социальной сети, можно говорить о составлении языковой картины современного Рунета.

Интернет-коммуникация – это определение достаточно нового процесса, характерного для современного технологического общества. Некоторые исследователи этого явления сомневаются в правомерности использования сочетания слов «Интернет» и «коммуникация», поскольку Интернет представляет собой среду, а коммуникация является сутью этой среды. Однако мы рассматриваем интернет-коммуникацию в современном смысле этого явления: со времен возникновения Интернета до недавнего времени он выполнял исключительно информационную функцию, но на сегодняшний день Интернет берет на себя роль канала коммуникации, стимулируя «новые социокультурные процессы [34, 53].

Виртуальность выступает как реальное местопребывание реальных явлений, которые в реальности не представлены вместе. При этом, по Д. Галкину, «виртуальный дискурс как бы подменил природу коммуникации – буквы и слова, звуки и образы, тела и вещи заменены цифрами, и поэтому они виртуальны, и поэтому они обретают столь специфические возможности» [18, 30].

Виртуальная коммуникация понимается нами как коммуникативное взаимодействие субъектов, осуществляемое посредством компьютера, при котором создается особая модель реальности, характеризующаяся эффектом присутствия человека в ней и позволяющая взаимодействовать с воображаемыми и реальными объектами.

Сфера общения при виртуальной коммуникации имеет ряд особенностей. В.И. Карасик рассматривает ее с позиций принадлежности коммуникантов к той или иной социальной группе или применительно к той или иной типичной речеповеденческой ситуации [42, 40] и выделяет два типа взаимодействия: институциональное и личностное. Под институциональным дискурсом понимается «речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов, друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов» [42, 41]. Личностное общение включает переписку личного содержания, когда участник отправляет свое сообщение определенному лицу. Это, как правило, строго конфиденциальная информация, передаваемая от одного пользователя другому.

«Виртуальная реальность создается посредством текстов, подобных тем, которые использует автор литературного произведения для создания экспозиции. В отличие от традиционного письменного текста виртуальный мир «населен» реальными людьми, которые общаются между собой «по-настоящему»… Электронное сообщество воспроизводит «жизнь» современного человека в привычном для него окружении – дом, школа, парк, магазин и т.д.» [174]. В этой коммуникативной среде человек сам создает информацию и знания и представляет собой уникальное, яркое в языковом оформлении, карнавальное по характеру явление. Связь между виртуальными личностями устанавливается путем коммуникации, в основном – коммуникации текстов. Поэтому в современном обществе текст, как исходный материал и продукт производства, приобретает статус универсального и единственного средства обмена информацией. Появление нового вида коммуникации – компьютерной – позволяет говорить о формировании особого коммуникативного пространства, которому присущи некоторые специфические и недоступные в актуальной реальности условия общения.

По мнению Б.М. Гаспарова, коммуникативное пространство обозначает «мысленно представляемую среду», необходимую для обмена высказываниями в процессе коммуникации и накладывающую на него свой отпечаток [21, 69]. И.И. Шабшин определяет его как «метасреду» для коммуникации, реализации бизнес-технологий, существования и работы СМИ, хранения и обработки информации и т. д. [172]. Несмотря на технологизированность коммуникативного пространства, язык в Интернете выступает как инструмент организации, а не только как форма выражения позиции пользователя [22, 205].

Электронное общение имеет специализированную аудиторию, отличительной чертой которой является объединение некоторого количества участников на время обмена мнениями едиными профессиональными, культурными, политическими, религиозными интересами. Однако эти группы дифференцируются в соответствии с уровнем образования, стилем жизни и речевой культурой.

Антропоцентричность современной парадигмы научного знания обусловливает повышенный интерес исследователей-лингвистов к роли человеческого фактора в языке, к проблемам связи языка и мышления, языковой личности, коммуникации. Вербализуя человеческое общение в рамках совместной деятельности, язык отражает человеческое восприятие окружающей действительности. Таким образом, порождённые в рамках этого общения тексты являются непосредственным текстовым проявлением языковой личности человека, что выражено в сформулированном Ю. Н. Карауловым положении «за каждым текстом стоит языковая личность» в противовес предложенной ещё Ф. де Соссюром общей формуле «за каждым текстом стоит система языка» [45, 3-8].

Своим речевым поведением пользователь создает определенный образ, который несет в себе информацию о собеседнике. Поэтому важным становится то, что коммуникант сообщает о себе, независимо от того, реальный это факт или выдумка. В электронном измерении под виртуальной личностью понимается образ участника общения как носителя определенных качеств, личностных свойств и особенностей характера, представленных самим коммуникантом с целью создания позитивного, с его точки зрения, вербального имиджа.

Под массовой коммуникацией понимается общение коммуникантов в больших социальных группах – однородных и разнородных – студенческие группы, СМИ, рабочий коллектив, выступление перед аудиторией. В риторике это публичная речь, которую участники массовой коммуникации распространяют при помощи технических средств среди подготовленной и неподготовленной аудитории, а также особый тип дискурса [187, 57].

В социологии ученые выделяют три уровня взаимодействия при массовой коммуникации: на уровне личности, социальной группы и социальных институтов [56, 14].

Личность в ходе массовой коммуникации самоутверждается, социализируется, присваивает определенные социальные роли, приобщается к культуре. Социальная (профессиональная) группа с помощью средств массовой коммуникации интегрируется в более широкие социальные структуры. На уровне социальных институтов средства массовой коммуникации позволяют транслировать те или иные социальные нормы в глобальное общество, создавая тем самым активную социальную среду.

Виртуальная коммуникация отражает основные когнитивные и ментальные модели, присущие человеку, живущему в новую информационную эпоху и участвующему в интернет-общении. Интернет-коммуникации свойственны следующие особенности:

- антропоцентричность. Обращение к человеку как естественной точке отсчета доказывает, что наш современник способен влиять на ход развития событий и истории в целом. Он активно участвует в формировании общественного мнения, подготовке различных проектов и законов, проведении выборов и референдумов. Любая обсуждаемая проблема рассматривается сквозь призму человеческих отношений и ценностей;

- включенность в социальную деятельность. Человек не только воспринимает действительность посредством фактов, но и сам участвует в отражении существующей реальности. Выработка твердой гражданской позиции, формирование целостной системы взглядов и убеждений являются результатом общения в виртуальной среде. Познавая мир в разнообразии его составляющих, выявляя закономерности его развития, человек входит в пространство ценностей мировой и национальной культуры. Субкультура виртуального сообщества существенно влияет на мировоззрение и эволюцию взглядов коммуниканта, в первую очередь, тем, что интернет-сообщества объединяют людей, имеющих схожие интересы, взгляды, профессиональные пристрастия, а, значит, единомышленников, настроенных на гармоничное сотрудничество и взаимопонимание;

- диалогичность рассматривается как внутритекстовый механизм, обеспечивающий поступательное развитие текста, неоднородность речевой структуры и включенность в общий мыслительный процесс [50, 73]. Диалог становится центральным философским понятием и ключевой метафорой нашей цивилизации. Антропологический аспект диалога раскрывается в такой формуле: «Только в общении, во взаимоотношении человека с человеком раскрывается “человек в человеке”, как для других, так и для себя самого» [21, 294]. Личность способна проявить себя лишь в общении и противопоставлении другим «я». Коммуникация представляет собой совокупность дополняющих друг друга реплик, соотнесенных между собой в структурном, семантическом и функциональном планах;

- совмещение личности коллективного автора-читателя. В интернет-дискурсе происходит одновременно чтение и написание текста. Автор-читатель как бы «отчуждается» от участия в создании сообщения и наблюдает происходящее со стороны. Он пишет для себя, для других, а в конечном итоге – его личность утрачивает авторскую неповторимость и сливается с другими в единое целое в готовом тексте;

- наличие категории авторизации с четко выраженным субъектом. «Я обозначает того, кто говорит, и одновременно подразумевает высказываемое о Я: говоря Я, нельзя не говорить о себе» [6, 262]. Виртуальный автор говорит от имени персонажа или определенной личности, поэтому интернет-текст субъективно окрашен. При этом палитра чувств, красок весьма разнообразна – от сухого перечисления фактов до пафоса. Каждое сообщение рефлексивно, направлено на раскрытие внутреннего мира человека и осознание его роли в современном мире. В то же время участник не хочет выделяться на фоне других виртуальных коммуникантов, предпочитая быть одним из многих членов сообщества;

- особое представление об объекте изображения. Коммуникантам интересен человек в различных проявлениях: как представитель общества, власти, толпы, как социальное существо и как личность, постоянно реализующая свои уникальные способности и знания. Но в виртуальной среде в качестве объекта каждый человек хочет видеть не абстрактное, усредненное лицо, а себя. Поэтому личностные переживания, опыт, мнения переносятся на события и происходящее в обществе. Типичный человек среди ему подобных отодвигается на задний план, взгляд автора устремлен в сторону личности. Подчас это выливается в самолюбование, наслаждение от того, что сказал, а еще больше от того, как сказал;

- снятие временных и пространственных ограничений. Две основополагающие величины, относительно которых происходит конструирование любого высказывания или дискурса, получают в виртуальной среде иное измерение. В виртуальных мирах пространство больше не является данностью, независимой от субъекта. Пространственные связи могут постоянно переопределяться и перестраиваться без всяких ограничений и законов логики. Виртуальное время осознается человеком как актуально существующее, только «здесь и теперь», в котором нет прошлого и будущего, где «присутствие сменяется посещением, экзистенция – анонимностью» [58, 117]. Если в обыденной жизни связь между разновременными событиями не очевидна, то в виртуальной среде одно событие отражается в другом. Высказывание многодневной давности может оказать влияние на происходящее сейчас и на то, что будет происходить в дальнейшем;

- преимущественно статусное равноправие участников. В виртуальной среде перестают действовать различного рода условности и ограничения. Демократичный стиль общения диктует уважительное отношение ко всем участникам, «зарабатывающим» авторитет только своим речевым поведением. Виртуальные личности независимо от уровня образования, звания и должности имеют равное право на отстаивание собственной точки зрения, выражение (не)согласия с собеседником или изложение альтернативного способа решения выдвинутой проблемы. «Грубияны», допускающие нецензурные выражения, не умеющие лаконично и понятно излагать свои мысли или оскорбляющие других участников, не принимаются виртуальным сообществом. Наоборот, неконфликтное речевое поведение, направленное на поиски компромисса, оценивается как приемлемое и достойное признания;

- речевая однородность. Общность взглядов, мнений, целей и жизненных установок отражается в речевом поведении членов группы. Характерной языковой особенностью малой группы выступает ее речевая однородность. Эта особенность объясняется фактором сплоченности, длительностью и регулярностью контактов. В речи виртуальных личностей используется специальный коммуникативный код, который понятен лишь «своим» или «посвященным». Компьютерный жаргон, юмор, каламбуры служат своего рода индикатором принадлежности личности к определенному обществу «своих». Другой особенностью речевой коммуникации в малой группе является преобладание оценочных и характеризующих слов [52]. В интернет-сообществах, где люди объединены общим опытом и интересами, важно не столько название предмета, о котором идет речь, сколько его характеристика и оценка, т.е. новая информация. Таким образом, члены таких групп обладают общим лексическим опытом и тезаурусом;

- неограниченность в выборе языковых средств. У коммуникантов возникает иллюзия полной свободы, появляется возможность сконструировать свой собственный мир, который не похож на реальный, но точно отвечает их запросам, вкусам и интересам. Коммуникативное поведение субъектов становится раскрепощенным, обусловливая неповторимую индивидуальную речевую манеру. Это проявляется в нестандартном подходе к выбору псевдонима, который несет в себе информацию о личности и речевых поступках пользователя. Такое карнавальное отношение к речевому оформлению сообщений собеседников свидетельствует, во-первых, о наличии у автора индивидуального речевого имиджа, во-вторых, о желании произвести впечатление, запомниться. Интересна становится авторская интерпретация крылатых фраз, афоризмов, цитат. Нередко участники виртуального общения используют переделанные строки из хорошо известных литературных источников, кинофильмов и музыкальных произведений.

Итак, отличительными особенностями виртуальной коммуникации являются диалогичность, наличие категории авторизации с четко выраженным субъектом, включенность в социальную деятельность, совмещение категории автор-читатель, особое представление об объекте изображения, снятие временных и пространственных ограничений, статусное равноправие участников, неограниченность в выборе языковых средств.



Заключение (выдержка)

Феномен виртуальной коммуникации активно исследуется в психологии, социологии, философии и лингвистике, однако проблема функционирования языка в новом коммуникативном пространстве так и остается нерешенной. Каждая историческая эпоха оставляет сво й отпечаток на дискурсе, тем более виртуальном (темы обсуждения, обновление лексики, демократизация языка и т.д.), продолжают разрабатываться и совершенствоваться информационные технологии влияющие на функционирование интернет-пространства.

Как показывает наш материал, в силу специфики сферы, среды и способа взаимодействия общение, осуществляемое посредством компьютера, выделяется как особый тип коммуникации, в которой наблюдается синтез устной и письменной речи, способов неязыкового выражения информации (смайлики, графическая неоднородность, хэштеги). Языковым коррелятом данного типа общения выступает компьютерный, или электронный, дискурс как одна из форм виртуального дискурса, понимаемого широко, но ограниченного в данной работе электронными средствами коммуникации.

Феномен «виртуальность» подразумевает существование мыслимой, возможной или идеальной реальности, которая отлична от действительности и порождается рефлексией субъекта, его фантазией и предположениями. Создаваемые компьютером условия взаимодействия позволяют коммуниканту «окунуться» в иную реальность, которая создается самими пользователями, существует в виде текста и мультимедиа только в данный момент, и влияет на формирование речевого имиджа виртуальных собеседников.

Разработан понятийный аппарат виртуального коммуникативного пространства: определены понятия «виртуальная коммуникация», «виртуальное коммуникативное пространство», установлено их место в системе лингвистических понятий.

В работе выделены следующие характерные особенности виртуального коммуникативного пространства: субъективность информации, интерактивность, гипертекстуальность, креативность, глобальность, анонимность, мозаичность. Виртуальная коммуникация отражает основные когнитивные и ментальные модели, присущие человеку, живущему в новую информационную эпоху и участвующему в интернет-общении. Интернет-коммуникация характеризуется следующими особенностями: совмещение категорий автор - читатель, снятие временных и пространственных ограничений, статусное равноправие участников, формирование общей картины мира, неограниченность в выборе языковых средств. В поэтических пабликах это проявляется в возможности самопрезентации, получении отклика от партнеров по коммуникации, свободе раскрытия творчества, выражении оценочности, наличии этикетных условностей и др.

В результате проведенного исследования установлено, что в современной культуре возникает новый тип дискурса – виртуальный, который представляет собой совокупность разнородных (по тематике, стилю, композиции, набору языковых характеристик) текстов, совмещающих фрагменты различных дискурсов: музыкального, литературного, рекламного и бытового, – и позволяющих осуществлять комбинирование различной информации (визуальной, аудиальной, интерактивной). В поэтических пабликах бытуют следующие особенности: тенденция к демократичности и упрощению коммуникаций, раскрепощенность личности и ликвидация психологических барьеров, смещение акцента с результата, то есть с потребления текстов, на сотворческий процесс их создания, заниженные требования к этикету (уровень вежливости и уважения к собеседнику), отсутствие знаков препинания, превращающее письмо в свободный поток сознания, свернутость речевых действий (исчезает вариативность), неумение различать жанровую и стилистическую уместность языковых средств, сниженная общая грамотность речи. Все это заставляет ученых более пристально изучать уже привычный для лингвистики феномен навязывания обществом языковой системе своих правил и норм. На наших глазах формируется уникальная, электронная форма речи.

Виртуальный дискурс отличается своей принципиальной открытостью, предоставляющей участнику возможность добавлять, изменять, удалять первоначальный текст. Виртуальный дискурс становится самостоятельной дискурсивной практикой, характеризующейся как общими для других типов дискурса чертами, так и рядом отличительных признаков, недоступных в актуальной реальности. Особенности коммуникативного пространства определяют форму бытования виртуальности – «карнавализацию», выражающуюся в создании особого игрового импровизационного стиля общения коммуникантов. В этой коммуникативной среде человек сам создает информацию и знания и выступает в качестве концепта «текст», представляя собой уникальное, яркое в языковом оформлении, явление.

Своеобразие поведения в интернет-сообществе проявляется на всех уровнях языковой личности виртуального собеседника. В результате проведенного анализа охарактеризованы структурно-семантические и прагматические параметры текстов в рамках виртуального дискурса, систематизированы графические, лексические, морфологические, синтаксические и стилистические особенности виртуальной коммуникации. В речи интернет-коммуникантов поэтического сообщества преобладают графические и синтаксические особенности, поскольку в них наиболее ярко можно увидеть проявление «устно-письменной» речи.

Итак, данное исследование позволило описать лингвистические особенности виртуального коммуникативного пространства на материале поэтического паблика, разработать направления и формы анализа виртуального дискурса и определить его своеобразие.

В качестве дальнейших перспектив исследования интернет-дискурса можно рассматривать исследования языковой личности пользователей всемирной сети, объединенных по другим интересам (медичинским, педагогическим, научным и др.), можно рассматривать интернет-дискурс как глобальный, поскольку русскоязычные пользователи Интернета, проживающие за рубежом, представляют научный интерес в плане интерференции языковых средств, исследование представительств «ЧТЕЦОВ» в других городах, а также других поэтических сообществ также может быть показательным и позволит составить полную картину речевых особенностей поэтов в Рунете.

Дипломная работа:
ЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ СЕТЕВОЙ ЛЕКСИКИ

Дипломная работа:
Сравнительный анализ формул делового общения в английской, российской и таджикской культурах

Литература

1. Арутюнова, Н.Д. Аномалии и язык: К проблеме языковой «картины мира» // Вопросы языкознания. – 1987. – № 3. – 160 с.

2. Асмус, Н.Г. Лингвистические особенности виртуального коммуникативного пространства: дисс. … канд. филол. наук: – Челябинск, 2005. – 265 с.

3. Бабаева, Ю.Д., Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации / Психологический журнал. – 1998. – Т. 19. – с. 88-100.

4. Бахтин, М.М. Проблемы творчества Достоевского. Проблемы поэтики Достоевского. 5-е изд., доп. – Киев: NEXT, 1994. – 508 с.

5. Бахтин, М. М. Франсуа Рабле и народная смеховая культура средневековья и Ренессанса. – М., 1965. – 470 с.

6. Бенвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Бенвенист / пер. с франц.; вступ. ст. Ю.С. Степанова. – М.: Прогресс, 1974. – 447 с.

7. Бессарабова, Н. Д. Из метафорического фонда (предисловие к словарю) // Журналистика и культура русской речи. Вып. 4. – М.: МГУ, 1997. – С. 12.

8. Богин, Г.И. Современная лингводидактика. Калинин: Калинин. гос. ун-т, 1980. – 61 с.

9. Борисова, И.Н. Русский разговорный диалог. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. – 206 с.

10. Борисова, И.Н. Русский разговорный диалог: зоны толерантного и нетолерантного общения // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности. – М.: Олма-Пресс, 2005. – 542 с.

11. Брудный, А.А. Психологическая герменевтика. Учебное пособие. – М.: Лабиринт, 1998. – 332 с.

12. Булыгина, Т. А., Шмелев А. Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). – М.: Языки славянской культуры, 1997. – 577 с.

13. Вепрева, И.Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. – М., 2005. – 208 с.

14. Виноградов, В.В. Избранные труды: О языке художественной прозы. – М.: Наука, 1980. – 360 с.

15. Виноградов, В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 160 с.

16. Винокур, Г.О. Избранные работы по русскому языку. – М.: Высш. шк., 1986. – 460с.

17. Винокур, Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. – М.: Наука, 1993. – 171 с.

18. Волосатова, О.А. Сетевое комьюнити как межкультурное диалогическое пространство//Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. – 2012. – №3. – С.107-114.

19. Воронцова, Т.А. Коммуникативное пространство в лингвопрагматической парадигме // Вестник Удмуртского университета. Вып.1., 2009. – 174 с.

20. Галкин, Д.В. Виртуальный дискурс в культуре постмодерна // Критика и семиотика. – 2000. – № 1-2. – С. 26-33.

21. Гаспаров, Б.М. Язык. Память. Образ. Лингвистика языкового существования. – М.: Новое литературное обозрение. 1996. – 362 с.

22. Городецкий, Б.Ю. Компьютерная лингвистика: моделирование языкового общения // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. XXIV. Компьютерная лингвистика: пер. с англ. / Сост., ред. и вступ. ст. Б.Ю. Городецкого. – М.: Прогресс, 1989. – 432 с.

23. Горошко, Е.И. Теоретический анализ Интернет-жанров // Жанры речи. Вып. 5. Жанр и культура. – Саратов: Изд. Центр «Наука», 2007. – С. 38.

24. Губанов, Д.А. Социальные сети: модели информационного влияния, управления и противоборства / Д.А. Губанов, Д.А. Новиков, А.Г. Чхартишвили. – М.: Изд-во физико-математической литературы, 2010. – 228 с.

25. Демьянков, В.З. Тайна диалога: (Введение) // Диалог: Теоретические проблемы и методы исследования. М.: ИНИОН РАН, 1992. – 72 с.

26. Елисеева, В.В. К уточнению термина «окказионализм» // Термины в языке и речи: Межвузовский сборник науч. тр. – Горький, 1984. – 198 с.

27. Ефимов Е.Г., Кузнецов А. А. Виды кризисного потенциала социальных сетей как региональных социально-экономических систем // Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационный потенциал современного региона: проблемы региональной безопасности и внутрирегиональной интеграции на постсоветском пространстве», 28-29 октября 2011 г. – Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2011. – C. 144-145.

28. Ефремов, В. Русский язык в Интернете. Октябрь, 2013, №5. – C. 72.

29. Землянова, Л.М. Сетевое общество, информационализм и виртуальная культура // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика, № 2, 1999. – С. 28.

30. Земская, Е.А. Словообразование как деятельность. – М.: 1992. – 120 с.

31. Зиммель, Г. Большие города и духовная жизнь // Логос. 2002. № 3-4. С. 20-27.

32. Знаков, В.В. Понимание в познании о общении. М.: 1994. – 237 с.

33. Золотухин, В.М. Толерантность. – Кемерово: Изд-во КГТУ, 2001. – 138 с.

34. Иванов, В.Е. Интернет в формировании диалогического пространства в социокультурной среде // Мир психологии, 2000. – №2. – С. 52-56.

35. Иванова-Лукьянова, Т.Н. Культура устной речи: интонация, паузирование, логическое ударение, темп, ритм: Учебное пособие. М.: Флинта, Наука, 1998. – 200 с.

36. Исаева, И.П. Виртуальная языковая личность: процессы детемпорализации // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. V междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011. – 112 с.

37. Кавасаки, Гай. Революционный продукт. Как создать и вывести на рынок / Гай Кавасаки, Мишель Морено. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. – 563 c.

38. Кабардов, М.К. Типы языковых и коммуникативных способностей и компетенции// Вопросы психологии. – 1996. – № 1. – С. 34-49.

39. Каган, М.С. Мир общения: Проблемы межсубъектных отношений. М.: Политиздат, 1988. – 315 с.

40. Калинин, А.В. Лексика русского языка: учебное пособие. – Изд. 2. – М.: 1978. – С. 102-107.

41. Каменская, О.Л. Вторичная языковая личность: Методологическая основа межкультурной парадигмы в лингводидактике // Сборник научных трудов МГЛУ. Вып. 440. – М.: 1998. – С. 30-35.

42. Карасик, В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса // Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров. – М.: ИНИОН РАН, 2000. – С. 37-64

43. Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепт, дискурс / В. И. Карасик. – Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.

44. Караулов, Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М.: Наука, 1987. – 257 с.

45. Караулов, Ю.Н. Русская языковая личность и задачи её изучения: вступительная статья / Ю.Н. Караулов // Язык и личность: сборник / Ред. Д.Н. Шмелев. – Москва: Наука, 1989. – С. 3-8.

46. Китайгородская, М.В. Русский речевой портрет: Фонохрестоматия / М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова. – Москва: Наука, 1995. – 114 с.

47. Клюев, Е.В. Речевая коммуникация: учебное пособие для ун-тов и ин-тов. – М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2002. – 248 с.

48. Коммуникативная грамматика русского языка: учебное пособие. / Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. – М.: Наука, 1998. – 528 с.

49. Конецкая, В.П. Социология коммуникации: Учеб. – М.: Междунар. ун-т Бизнеса и Управления, 1997. – 304 с.

50. Коньков, В.И. Речевая структура газетного текста. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1995. – 160 с.

51. Кравчик, А.Б. Тематический компонент актуального членения в современном русском языке (функционально-семантический анализ): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1989. – 17 с.

52. Красных, В.В. Структура коммуникации в свете лингво-когнитивного подхода (коммуникативный акт, дискурс, текст): автореф. дисс. . д-ра филол.наук. – М., 1999. – 188 с.

53. Крейдлин, Г.Е. Национальное и универсальное в семантике жеста // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. – М.: Издательство «Индрик», 1999. – С. 170-185.

54. Кронгауз, М.А. Нечем аукаться, нечем откликаться. / М.А. Кронгауз // Известия. – 2012. – 26 апреля.

55. Кронгауз, М.А. Русский язык на грани нервного срыва. – М.: Языки славянских культур, 2008. – 320 с.

56. Левада, Ю.А. От мнений к пониманию. Социологические очерки 1993-2000. – М.: 2000. – 574 с.

57. Леорда, С.В. Речевой портрет современного студента: автореф. дисс. . канд. филол. наук / С. В. Леорда. – Саратов, 2006. – 19 с.

58. Лещев, С.В. Коммуникативное, следовательно, коммуникационное: Монография. – М.: Эдиториал Урсс, 2002. – 172 с.

59. Лутовинова, О.В. Гипертекст: понятие, основные характеристики, возможные подходы к лингвистическому анализу. / О.В. Лутовинова // Известия волгоградского государственного педагогического университета. – 2009. – № 5. – С. 18.

60. Лутовинова, О.В. Коммуникативное пространство виртуальной языковой личности / О.В. Лутовинова // Известия ВГПУ. – 2012. – № 2. – С. 4.

61. Лыков, А.Г. Современная русская лексикология: Русское окказиональное слово. – М.: Высшая школа, 1976. – 163с.

62. Ляпон, М.В. Оценочная ситуация и словесное самомоделирование // Язык и личность. М.: Высшая школа, 1989. – С. 24-33.

63. Маклуэн, М. С появлением спутника планета стала глобальным театром, в котором нет зрителей, а есть только актеры // Кентавр. – 1994. – № 1. – С. 20-31.

64. Масленников, Д.Б. Опыт лингвистического толкования окказионализмов поэтического языка В.Хлебникова // Семантика и функционирование единиц языка и речи: Межвузовский сборник науч. тр. – Уфа, 1996. – с. 59.

65. Масленников, Д.Б., Михайлова, Л.В. Специфика Интернет-коммуникации и речетворчество уфимской И-нет-личности. Актуальные вопросы исследования социальной сети: материалы II Международной научно-практической конференции 20-21 апреля 2017 года. – Уфа: Козлов Павел Евгеньевич, 2017. – С. 154-160.

66. Масленников, Д.Б. Русское поэтическое словотворчество. Ч.1. Футуристы. – Уфа, 2009. – 160 с.

67. Медведева, С.Ю. Специфика языка печати как средства массовой коммуникации // Роль языка в средствах массовой коммуникации. – М.: 1986. – С. 217-243.

68. Мельник, Г.С. Новые (тактические) медиа как структурный компонент мобилизационных технологий // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. – 2014. – Выпуск №3 (39). – С. 130-135.

69. Михальская, А.К. О речевом поведении политиков / А.К. Михальская // Независимая газета. – 1999. – 3 декабря.

70. Морено, Я.Л. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. Пер.с англ. – М.: Академический Проект, 2001. – 383с.

71. Мучник, Б.С. Культура письменной речи: Формирование стилистического мышления: пособие для учащихся 10-11-х кл. средн. школ, гимназий. – М.: АО «Аспект Пресс», 1994. – 205 с.

72. Нерознак, В.П. Лингвокультурология и лингвоперсонология. Вавилонская башня-2. Чтения 2002- 2003. – М.: Слово. Текст. Культура, 2003. – С. 13-17

73. Никитина, С.Е. Языковое сознание и самосознание личности в народной культуре // Язык и личность. – М.: Наука, 1989. – С. 34-40.

74. Никифоров, С.В. Проблема интерпретации письменного текста: автореф. дисс. … д-ра филол. наук. – М.: 1993. – 58 с.

75. Никольский, Л.Б. Синхронная лингвистика: (Теория и проблемы). – М.: Наука, 1976. – 168 с.

76. Ольшанский, И.Г. Язык и языковая личность в условиях современного социального контекста. // РГСУ. Ученые записки. – 2004. – № 1. – С. 79-80.

77. Парыгин, Б.Д. Анатомия общения: учебное пособие. – СПб.: Изд-во В. А. Михайлова, 1999. – 300 с.

78. Пичкур, А.И. Компьютерный жаргон «Usertalk» как лингвистическое явление // Язык и культура (исследования по германской филологии): Сб. научн. ст. – Самара: Изд-во Самарского ун-та, 1999. – С. 69-73.

79. Почепцов, Г.Г. Теория коммуникации. – М.: Ваклер, 2001. – С. 358.

80. Прохоров, Ю.Е. Действительность. Текст. Дискурс: учебное пособие. 2-е изд., испр. – М.: Флинта: Наука, 2006. – С. 113.

81. Садыгова, Т.С. Социально-психологические функции социальных сетей // Вектор науки ТГУ. – 2012. – №3 (10). – С. 192-194.

82. Сазанов, В.М. Социальные сети как новая общественная сфера. Системный анализ и прогноз. – М.: Лаборатория СВМ, 2010. – 180 с.

83. Салиева, Л.К. Риторика и анализ художественного текста // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2001. – № 1. – С. 106-118.

84. Селютин, Ал.А. Проблемы описания речевого портрета онлайновой личности / Ал.А. Селютин // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – № 34 (215). – С. 117-120.

85. Сентенберг, И.И. Языковая личность в коммуникативно-деятельностном аспекте // Языковая личность: проблемы значения и смысла. – Волгоград, 1994. – С. 14-25.

86. Серебренников, Б.А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и мышление. – М.: Наука, 1988. – 242 с.

87. Смирнова, Н.И. Специфика русского и английского невербального общения // Национально-культурная специфика речевого поведения. – М.: Наука, 1977. – С. 177-183.

88. Современная русская устная научная речь. Тексты. / Под ред. О.А. Лаптевой. – М.: Эдиториал УРСС, 1999. – Т. 4. – 375 с.

89. Сорокин, Ю.А., Левченко, Е.Б. Общение и текст // Речевое общение: проблемы и перспективы: Сб. научно-аналитических обзоров. – М.: 1983. – С. 34-68.

90. Сорокин, Ю.А., Тарасов, Е.Ф., Шахнарович, А.М. Теоретические и прикладные проблемы речевого общения. – М.: Наука, 1979. – 237 с.

91. Соссюр, Ф. де Труды по языкознанию. – М.: Прогресс, 1977. – 696 с.

92. Спенсер, Г. Личность и государство. – Челябинск: Социум, 2007. – 200 с.

93. Стернин, И.А. Американское коммуникативное поведение / И.А. Стернин, М.А. Стернина. – Воронеж: ВГУ-МИОН, 2001. – 224 с.

94. Сусов, И.П. Говорящая личность в лингвосоциальном и лингвопрагматическом пространствах // Социальная стратификация языка: материалы межвуз. конф. Пятигорск. гос. пед. ин-та иностр. яз. – Пятигорск, 1989. – 85 с.

95. Табурова, С.К. Эмоциональный уровень мужской и женской языковой личности и средства его выражения (на материале дебатов пленарных заседаний бундестага). Дисс. . канд. филол. наук. – М., 1998. – 215 с.

96. Тарасенко, Т.П. Языковая личность старшеклассника в аспекте ее речевых реализаций (на материале данных ассоциативного эксперимента и социолекта школьников Краснодара): автореф. дисс. . канд. филол. наук. – Краснодар, 2007. – 26 с.

97. Теория функциональной грамматики: Субъективность. Объективность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определенность / неопределенность. – СПб.: Наука (С.-Петерб.отд-ние), 1992. – 304 с.

98. Толбаева, Т.К. Особенности письменного варианта языка (на материале контекстно-вариативной формы рассуждений) // Информативность текста и его компонентов. – М.: 1985. – С. 47-55.

99. Торсуева, И.Г. Интонация и смысл высказывания. – М.: Наука, 1979. – С. 71.

100. Трофимова, Г.Н. Языковой вкус Интернет-эпохи в России: Функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты. – М., 2004. – 380 с.

101. Трубецкой, Н.С. К проблеме русского самопознания // Вавилонская башня-2: Слово. Текст. Культура. Чтения 2002-2003. – М.: Флинта, 2003. – С. 7-12.

102. Федорова, Л.Л. Типология речевого воздействия и его место в структуре общения // Вопросы языкознания. – 1991. – №6. – С. 46-50.

103. Фуко, М. Археология знания. – Киев, 1996. – 401 с.

104. Хайруллина, Р.Х., Созинова, Э.М. Антропоцентризм языка и его отражение во фразеологии // Вестник БашГУ. Филология и искусствоведение. – 2011. – Т. 16. – № 3(I). – С. 1114-1116.

105. Хёйзинга, Й. Homo ludens. Человек играющий. Санкт-Петербург: Изд-во Ивана Лимбаха, 2011. – 416 с.

106. Черемисина, Н.В. Русская интонация: поэзия, проза, разговорная речь. – М.: Русский язык, 1982. – 207 с.

107. Чейф, У. Данное, контрастивность, определенность, подлежащее, топики и точка зрения// Новое в зарубежной лингвистике: Вып. XI. (Современные синтаксические теории в американской лингвистике). – М.: Прогресс, 1982. – С. 277 - 316.

108. Чудинов, В.А. Проблема языкового субъекта // Психолингвистика и межкультурное взаимопонимание. – М., 1991. – 350 с.

109. Шабес, В.Я. Речь и знание: учебное пособие. – СПб.: Образование, 1992. – 84 с.

110. Шарков, Ф.И., Основы теории коммуникации. – М.: Социальные отношения, 2005. – С. 16.

111. Шаховский, В.И. Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации // Филологические науки. – 1998. – № 2. – С. 59-65.

112. Швейцер, А.Д. Социолингвистика // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1990. – 513 с.

113. Ширина, Е.В. К характеристике понятий «личность», «языковая личность» и «языковой портрет» // Речевая деятельность. – Таганрог: Изд-во ТагГПУ, 2002. – С. 274-280.

114. Щербинина, Ю. В. Русский язык: речевая агрессия и пути ее преодоления. – М.: Флинта, 2005. – 221 с.

115. Юганов, В.И. Текст и его коммуникативная структура. Конспект лекций. – Калинин: Изд-во Кал.гос.ун-та, 1983. – 50 с.

117. Юрков, А.А. Потенциал толерантности в Интернет-пространстве. //Дисскуссия: политематический журнал научных публикаций. – 2012. – № 8. – С. 46-60.

118. Якобсон, Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: «за» и «против». – М.: Прогресс, 1975. – 274 с.

119. Barnes, J.A. Class and Committees in Norwegian Island Parish//Human Relations. – 1954. – No.7. – P. 39-58.

120. Backstrom, L., Boldi, P., Rosa, M., Ugander, J., & Vigna, S. Four degrees of separation. Proceedings of the 4th Annual ACM Web Science Conference. – P. 33-42.

121. Crystal, D., Language and the Internet. – Cambridge: Cambridge University Press, 2001. – 272 p.

122. Gibson, J., Hanna, M. Introduction to Human Communication. Wm. C. Brown Publishers, USA, 1992. – 483 p.

123. Griffin, E. A first look at communication theory. McGraw-Hill, Inc., USA, 1991. – 412 p.

124. Herring, S.C. Foreword // S. Kelsey and K.St. Amant (Eds.). Handbook of Research on Computer Mediated Communication. Idea Group. Inc. 2008 // URL: h**p://ella.slis.indiana.edu/~herring/foreword.CMC.hb.pdf

125. Kiesler, S., Siegel, J. and McGuire, T.W. Social Psychological Aspects of Computer-mediated Communication // American Psychologist. – 1984. – № 10. – October. – P. 1123-1134.

126. Laplanche, J., Pontalis, J. The Language of Psychoanalysis. – Paris: Press Universite de France, 1980. – 523 p.

127. Mazis, I. T. Globalization and Culture: The Pair Knowledge -Power // 20th Educational Conference of Palso. – Athens: UMCS, 2000. – Р. 2-6.

128. Saco, D. Cybering Democracy: Public Space and the Internet // Technology and Culture. – 2003. – Vol. 44. № 3. – P. 637-639.

129. Viehweger P. Illokutionswissen und Textinterpretation // Preprints of the plenary session papers. 13th International Congress of Linguists. – Berlin: Otto Sagner Verlag, 1987. – P. 97-349.

Электронные ресурсы

130. Белинская, Е., Жичкина, А. Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью [Электронный ресурс] / Е. Белинская, А. Жичкина // Режим доступа: h**p://w*w.klubok.net/.

131. Блог Антона Носика [Электронный ресурс] / А.Носик // Режим доступа: h**p://dolboeb.livejournal.com/2081705.html.

132. Войскунский, А.Е. Исследования Интернета в психологии [Электронный ресурс] / А.Е. Войскунский. – 2003 // Режим доступа: h**p://banderus2.narod.ru/80014.html.

133. Горошко, Е.И. Лингвистика Интернета: формирование дисциплинарной парадигмы [Электронный ресурс] / Е.И. Горошко // Режим доступа: h**p://w*w.textology.ru/article.aspx?ald=76.

134. Делез, Ж., Гваттари, Ф. Ризома («Тысяча плато», глава первая) [Электронный ресурс] / Ж. Делез, Ф. Гваттари // Альманах «Восток». – 2005. – № 11-12.– Режим доступа: h**p://w*w.situation.ru/app/j_art_1023.htm.

135. Ефремова, А.А. Интернет-коммуникация как средство мобилизации общества [Электронный ресурс] / А.А. Ефремова // Международный студенческий научный вестник. – 2017. – № 1. Режим доступа: h**ps://w*w.eduherald.ru/ru/article/view?id=16861.

136. Жирная точка отсчета Лента.ру [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: h**ps://lenta.ru/articles/2009/11/12/runet.

137. Иванов, Л.Ю. Язык Интернета: заметки лингвиста [Электронный ресурс]. – 2000. – Режим доступа: h**p://w*w.faq-w*w.ru/lingv.htm.

138. Интернет-библиотека Алексея Комарова [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://ilibrary.ru/text/1242/p.1/index.html

139. Исследование социальных медиа в России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.cossa.ru/149/2467.

140. Казачихина, А. GrammarNazi – ценители концентрированного Розенталя [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://mediazavod.ru/articles/116481.

141. Карамазов, И. Зачем поэту псевдоним [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://strogino.com/karamazoff/pseudos.htm.

142. Кокшарова, Е.И., Никифоров, О.Ю. Полиидентичность личности в виртуальном коммуникативном пространстве сети Интернет [Электронный ресурс]. – / Е.И. Кокшарова, О.Ю. Никифоров // Гуманитарные научные исследования. – 2013. – № 1. Режим доступа: h**p://human.snauka.ru/2013/01/2263.

143. Коммуникативное пространство в лингвопрагматической парадигме. История и филология [Электронный ресурс]. – 2009. – Вып. 1. – Режим доступа: h**ps://m.cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnoe-prostranstvo-v-lingvopragmaticheskoy-paradigme.

144. Компьютерный жаргон [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.gramota.ru/inf partners.html?p=rusrech.

145. Коняев, С.Н. Новые технологии и понятие времени [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.chronos.msu.ru/RREPORTS/sinergetika/konyaev_novye.pdf.

146. Князева, Е.И. Особенности сбора информации в исследованиях социальных сетей [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.ffsn.bsu.by/ffsn.files/caf/k-sk/personal-sk/knyazeva/Knyazeva-doc/1_Knyazeva-doc.pdf.

147. Купер, И.Р. Гипертекст как способ коммуникации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.socio.ru/bull/18.html.

148. Лазарян, Г.Г. Интернет-технологии в коммуникативной среде российской прессы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://lib.socio.msu.ru/l/library.

149. Лейбов, Р. Язык рисует Интернет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://psynet.carfax.ru/texts/leybovl.htm#

150. Леонтович, О.А. Проблемы виртуального общения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.irex.ru/publications/polemika/7/leontovich.htm.

151. Лесников, С.В. Гипертекст русского языка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.lsw.ru/index1.htm.

152. Масленников, Д.Б. Эфир программы «Постскриптум», Телеканал «Вся Уфа» [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: h**ps://youtu.be/O1lxvJdqi-M.

153. Михайлов, В.А., Михайлов, С.В. Особенности развития информационно-коммуникативной среды современного общества [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://prpro.spb.ru/sbomik/vihavlov-mihaylov.doc.

154. Муравьева, Н.В. Язык конфликта. [Электронный ресурс]. – М.: Термика, 2004. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM).

155. Никифоров, О.Ю. Виртуальный дискурс: интеграция и дифференциация. [Электронный ресурс] / О.Ю. Никифоров // Гуманитарные научные исследования. – 2012. Режим доступа: h**p://human.snauka.ru/2012/11/1930.

156. Об Интернет-образе языка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.membrana.ru/.

157. Паблики убили SMM? [Электронный ресурс] // Интернет-издание Cossa. – 2013. – Режим доступа: h**p://w*w.cossa.ru/234/45725.

158. Семенов, Н. А. Социальные сети, перспективы развития и способы монетизации. Часть 1 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://habrahabr.ru/company/SECL_GROUP/blog/22811.

159. Социальные медиа в обучении с применением ИКТ: аналит. записка, март 2011 [Электронный ресурс] // Институт ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании. – М.: ИИТО, 2011. – 12 с. – Режим доступа: h**p://iite.unesco.org/pics/publications/ru/files/3214685.pdf.

160. Социальные сети в России, осень 2016. Цифры, тренды, прогнозы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://adindex.ru/publication/analitics/100380/2016/12/8/156545.phtml.

161. Социальные сети в России: прогноз на 2017 год [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://blog.br-analytics.ru/socialnye-seti-v-rossii-prognoz-2017-g.

162. Социальные сети в России: цифры и тренды за февраль 2016 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://blog.br-analytics.ru/socialnye-seti-v-rossii-cifry-i-trendy-za-fevral-2016-g.

163. Социокультурный потенциал сети Интернет: просвещение, этика, толерантность [Электронный ресурс]. – Режим доступа: elar.urfu.ru/bitstream/10995/32499/1/klo_2015_07.pdf.

164. Социокультурная среда Интернет: новые ценности и коммуникативные смыслы» лекция Ольги Шлыковой [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://w*w.youtube.com/watch?v=N-y-8RwQ5DY.

165. Статистика социальных сетей. Исследование Brand Analytics [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://br-analytics.ru/statistics/author.

166. Тенденции развития Интернет-аудитории в России GfK (Gesellschaft fur Konsumforschung) Group [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.gfk.com/ru/insaity/press-release/issledovanie-gfk-tendencii-razvitija-internet-auditorii-v-rossii.

167. Тираспольский Л., Новиков, В. Эстетика Интернета: о возможностях создания духовно-эстетической виртуальной среды [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.litera.ru/slova/tiraspolsky/index.html.

168. Тоискин, В.С., Красильников, В.В. Классификация социальных сетей Интернет как элементов социальных структур [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://docplayer.ru/30581455-Klassifikaciya-socialnyh-setey-internet-kak-elementov-socialnyh-struktur.html.

169. Толмачева, Т.А. Теория языковой личности и процесс обучения межкультурной коммуникации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p:e-lib.gasu.ru/vmu/arhive.

170. Трофимова, Г.Н. Философия виртуальности в ее русскоязычном выражении [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.dialog-21.ru/archive.asp?vol=60778y=2002&parent_menu_id=711.

171. Хэмит, Фрэнсис. Виртуальная реальность [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://astu.secna.ru.

172. Шабшин, И.И. Психологические особенности и феномены коммуникации в Интернете [Электронный ресурс]. – 2005. – Режим доступа: h**p://zhurnal.lib.rU/s/shabshin_i_i/internet.shtml.

173. Шмидт, Э. Литературный русскоязычный Интернет: между графоманией и профессионализмом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.ruhr-uni-bochum.de/lirsk/sphaeren/pages/litnet.htm.

174. Эпштейн, В.Л. Введение в гипертекст и гипертекстовые системы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.ipu.ru/publ/epstn.htm.

175. Lofgren, Krista. Video Game Statistics & Trends. Who's Playing What & Why? [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: h**p://w*w.bigfish-games.com/blog/2015-global-video-game-stats-whos-playing-what-and-why.

176. Smith, J. Psychological aspects of programming language choice: Why is the choice of programming language so emotionally charged? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**p://w*w.media.mit.edu/~jsmith/sas/languages4.html.

Лексикографические источники

177. Computer and Internet Dictionary. Словарь компьютерных и Интернет-терминов: англо-русский. – М.: М.И.П., 2000. – 485 с.

178. Ваулина, Е.Ю., Рычков, В.Н. Термины современной информатики: программирование, вычислительная техника, Интернет. Англо-русский, русско-английский словарь. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 301 с.

179. Лингвистическая прагматика и общение с ЭВМ / Отв. ред. Ю.Н. Марчук. АН СССР, Ин-т язык. – М.: Наука, 1989. – 140 с.

180. Лингвистический энциклопедический словарь. / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 407 с.

181. Литературная энциклопедия терминов и понятий. / Гл. ред. А.Н. Николюк. – М.: НПК «Интелвак», 2001. – 270 с.

182. Масловский, Е.К. Англо-русский словарь пользователя персональной ЭВМ: около 10 000 терминов и терминологических сочетаний. – М.: Московская Международная школа переводчиков, 1992. – 611 с.

183. Матюшков, В.С. Dictionary of slang in North America, Great Britain and Australia. Словарь английского сленга. Особенности употребления сленга в Северной Америке, Великобритании и Австралии. – М.: Флинта, Наука, 2002. – 597 с.

184. Новая философская энциклопедия. В 4-х томах. – Т.3. – М.: Мысль, 2001. – 399 с.

185. Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка // Российская Академия Наук. Институт русского языка; Российский фонд культуры. – М.: АЗЪ, 1993. – 710 с.

186. Першиков, В.И., Марков, А.С., Савинков, В.М. Русско-английский толковый словарь по информатике. 3-е перераб. изд. Около 6 000 терминов. – М.: «Финансы и статистика», 1999. – 472 с.

187. Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и дополн. – Назрань: Изд-во «Пилигрим». Т.В. Жеребило, 2010. – 388 с.

188. Философский словарь // Под ред. И.Г. Фролова. – 7-е изд., перераб. и доп. – М.: Республика, 2001. – С. 49.

189. Чадов, С.Г. Краткий словарь компьютерного жаргона. – М., Наука, 2004. – 300 с.

190. Черепанов, А.Т. Англо-русский словарь сокращений по компьютерным технологиям, информатике, электронике и связи. – М.: Русск. яз., 2000. – 428 с.

191. Ayto, J., Sipson, Т. The Oxford Dictionary of Modern Slang. – Oxford University Press, London, 1996. – 396 р.

192. Dictionary of Computer and Internet Terms (fifth edition) // Douglas A. Downing, Michael A. Covington, Melony Maudlin Covington. – Barron`s Educational Series, New York, 1996. – 228 р.

193. Spears R. NTC`s Thematic Dictionary of American Slang. – NTC Publishing Group, 1998. – 174 р.

Источники

194. Публичная страница сообщества «ЧТЕЦЫ ЕКБ» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://vk.com/chtecy_ekb.

195. Публичная страница сообщества «ЧТЕЦЫ МСК» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://vk.com/chtecy_msk.

196. Публичная страница сообщества «ЧТЕЦЫ УФА» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: h**ps://vk.com/chtecy_ufa.



Информация о работе

Тип: Дипломная работа
Страниц: 130
Год: 2018
2400 p.
Не подошла эта работа?

Узнайте стоимость написания
работы по Вашему заданию.
Мы уже помогли 311636 студентам.
Оформление заявки БЕСПЛАТНО и
ни к чему не обязывает.
X
X