Для поиска нужного реферата введите его тему ниже:

Дипломная работа: «РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ»



Примечания к работе

Работа проходит антиплагиат Форматы: Word

Содержание

ВВЕДЕНИЕ….4

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК ОСОБЫЙ ВИД КОММУНИКАЦИИ

§1. Теоретическое освещение понятия «политический дискурс»…10

1.1. Понятие о дискурсе….….10

1.2. Понятие о политическом дискурсе….12

§2. Особенности политической коммуникации….18

2.1. Типовые свойства политической коммуникации…18

2.2. Дискурсивные характеристики политической коммуникации….21

2.3. Функции политической коммуникации….24

Выводы по главе I….25

ГЛАВА II. РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

§1. Особенности речевой деятельности адресанта политической коммуникации…28

§2. Речевые особенности обратной связи в политической коммуникации.33

2.1. Понятие обратной связи в рамках политической коммуникации….33

2.2. Окказионализмы как речевая особенность обратной связи в отечественной политической коммуникации.….38

Выводы по главе II…41

ГЛАВА III. АНАЛИЗ ТЕКСТОВ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

§1. Речевые особенности политической коммуникации (анализ деятельности адресанта)….…42

1.1. Прецедентные тексты как средство воздействия на адресата политической коммуникации….….42

1.2. Анализ Послания Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию….….48

1.3. Функциональные и стилистические особенности политического текста….56

§2. Речевые особенности обратной связи политической коммуникации (анализ словотворчества)….63

Выводы по главе III….68

ЗАКЛЮЧЕНИЕ….….….70

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ….76

Введение (выдержка)

Политический дискурс – это явление, с которым каждый представитель развитого современного общества встречается практически ежедневно. Факт неудивительный, так как политическая деятельность, благодаря которой человеческое сообщество не исчезло на заре своего существования и продолжает развиваться, играет в жизни людей особую роль, не всеми всегда признаваемую. От выбранной политической позиции или сложившейся ситуации зависит место государства на международной арене, его отношения с другими странами, его роль в деятельности всего мирового сообщества. Но, пожалуй, главную роль в определении имиджа государства играет то, как его представляют политические деятели. Для этого используются публичные выступления, публикации в СМИ, участие в международных переговорах и встречах, при которых совершается политическая коммуникация и, соответственно, презентация государства.

Борьба за власть – это основная тема и движущий мотив политического дискурса. Любая политическая речь создается для того, чтобы так или иначе коснуться государственной власти. Чем более демократична и открыта жизнь общества, тем больше внимания уделяется языку политики. Политическим дискурсом с некоторых пор интересуются не только профессионалы-лингвисты, журналисты и политологи, но и огромное количество граждан.

Если учесть последнее утверждение, то естественно ожидать от политиков более внимательного отношения к своей речи, ответственного подхода к их составлению. Создание текстов политических выступлений и публикаций – дело весьма непростое, учитывая ту роль, какую они могут сыграть на политической арене при качественном их исполнении. Некоторые политики обладают хорошими способностями в этом деле и предпочитают писать политические речи самостоятельно. Кто-то специально обучался составлению таких текстов. А кто-то прибегает к помощи специалистов- спичрайтеров (таких, надо отметить, довольно большое количество).

Как уже было сказано выше, составление речей – процесс сложный, потому что в ходе политической коммуникации политики должны не только сообщить аудитории о каком-либо аспекте общественной жизни, но, в первую очередь добиться расположения слушателей, убедить их в принятии той или иной позиции, и таким образом заручиться поддержкой как можно большего количества граждан. Как ни банально и просто, но всю суть политического дискурса можно свести именно к сказанному выше.

Изучением политического дискурса в настоящее время занимается новая и весьма перспективная отрасль филологической науки – политическая лингвистика. В последние десятилетия данной проблемой заинтересовались многие ученые-лингвисты. На Западе проблемы языка и власти, языка и идеологии, языкового манипулирования находились в поле исследовательских интересов достаточно давно – приблизительно с послевоенных лет. В нашей же стране лингвисты стали разрабатывать проблему политического дискурса лишь с начала перестройки, когда политическая коммуникация перестала носить сугубо ритуальный характер. Во-первых, появились исследования, в которых осмысляется отечественное языковое существование в тоталитарном прошлом, во-вторых, анализируются изменения языка, которые связаны с политическими переменами в российском обществе. На первый план выходят вопросы теоретического моделирования политического дискурса – выявление механизмов появления и функционирования политических текстов, анализ политических метафор как способа осмысления мира политики, характеристика речевого поведения политического деятеля, изучение вербальных и риторических стратегий в политической деятельности.

В данной работе политическая коммуникация рассматривается с точки зрения ее речевого оформления. Иными словами, выделение данного вида коммуникации в ранг отличной от других порождает ряд вопросов, связанных с описанием характеристик и особенностей, присущих только политической речи.

Актуальность данного исследования определяется следующими моментами:

1. В современном обществе растет значимость политической коммуникации, так как в условиях демократического социального устройства вопросы выбора, осуществления и функционирования власти открыто обсуждаются как политиками, так и широкими массами граждан. Решение целого ряда политических проблем зависит от того, насколько правильно они будут интерпретированы языком. Отдельные проблемы политического дискурса становятся объектом активного обсуждения как в научной, так и в публицистической литературе.

2. Назрела необходимость конкретизировать и систематизировать имеющиеся знания о речевых особенностях политической коммуникации, а также проиллюстрировать их языковым материалом.

3. Политическая коммуникация рассматривается как двусторонний процесс обмена информацией между властью и обществом, в связи с чем речевые особенности обеих сторон рассматриваются раздельно.

Цель данного исследования – выявить и систематизировать речевые особенности политического дискурса.

Для достижения этой цели были выдвинуты следующие задачи:

1. Рассмотреть основные точки зрения на понятия «дискурс», «политический дискурс», «политическая коммуникация».

2. Представить информацию о речевых особенностях политической коммуникации.

3. Осветить понятие обратной связи в политическом общении и выявить ее особенности.

4. Проанализировать ряд политических текстов и выделить их речевые особенности.

5. Выявить возможности работы с полученным практическим материалом в рамках образовательного процесса.

6. Разработать проект программы дисциплины «Основы политической лингвистики» на основе полученного языкового материала.

Объектом исследования является сам политический дискурс как общение, основная интенция которого – борьба за власть. В качестве предмета исследования данной работы можно считать выделение и систематизацию речевых особенностей политической коммуникации.

Материалом для исследования послужили различные тексты, созданные в процессе политической коммуникации его участниками. К ним относятся: текст Послания Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию, тексты предвыборных речей политиков, их публикаций в СМИ (как, например, ряд статей, выпущенных кандидатом в президенты РФ В.В. Путиным в рамках предвыборной кампании), тексты интервью, тексты изданий пропагандистского характера (газеты партий «ЛДПР», «КПРФ», «Правое дело», «Справедливая Россия» и т. д.) и прочие источники данной информации.

Теоретическая значимость исследования связана с систематизацией имеющихся научных данных по заявленной теме. Также политическая коммуникация рассматривается здесь как двусторонний процесс обмена информацией. Соответственно, были изучены разные точки зрения на понятие обратной связи и представлены ее особенности в рамках отечественной политической коммуникации. Полученные в ходе работы результаты способствуют пониманию языковых механизмов взаимного речевого воздействия общества и власти и дальнейшему расширению и углублению заявленной темы.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты и языковой материал могут быть полезны при разработке разных видов урока по русскому языку, а также в составлении программы элективного курса по культуре речи.

Положения, выносимые на защиту:

1. Политическая коммуникация включает в себя не только публичную речевую деятельность адресанта (политика), но и ответную реакцию адресата (группа людей, на которых направлено речевое воздействие говорящего).

2. Одним из активно используемых средств убеждения и воздействия на адресата в рамках политического дискурса является употребление прецедентных текстов.

3. Политическая коммуникация имеет ряд речевых особенностей, которые в совокупности присущи только ей.

4. Окказиональные слова являются речевой особенностью обратной связи политической коммуникации.

Апробация результатов исследования. Отдельные положения данного исследования докладывались на следующих конференциях: XXXI Международная заочная научно-практическая конференция «Научная дискуссия: инновации в современном мире» (Москва, 18 ноября 2014 г.), III Международная научная конференция «Филология и лингвистика в современном обществе» (Москва, ноябрь 2014 г.). Результаты работы были изложены в трех публикациях:

1. Анализ прецедентных текстов в российском политическом дискурсе [Текст] / О.В. Рассинская // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). – М.: Буки-Веди, 2014. – С. 141–143.

2. Классификация прецедентных текстов в дискурсе российских политических деятелей [Текст] / О.В. Рассинская // Научная дискуссия: инновации в современном мире. № 11 (31): сборник статей по материалам XХХI международной заочной научно-практической конференции. – М.: Изд. «Международный центр науки и образования», 2014. – С. 87–90.

3. Речевые особенности политической коммуникации [Текст] / О.В. Рассинская // Молодой ученый. – 2015. – №1. – С. 412–413.

Структура работы включает введение, три главы, заключение, список использованной литературы.

В первой теоретической главе раскрываются понятия «дискурс», «политический дискурс», «политическая коммуникация», рассматриваются разные точки зрения на данные явления, описываются типовые свойства и характеристики политической коммуникации с точки зрения дискурсивного аспекта.

Во второй теоретической главе выделяются речевые особенности политической коммуникации на основе рассмотренных ранее типовых свойств данного вида речевой деятельности, приводятся разные точки зрения на понятие обратной связи, рассматриваются особенности этого феномена.

В третьей, практической, главе анализируется текст Послания Президента РФ Федеральному Собранию с точки зрения выделенных в теоретических главах речевых особенностей политической коммуникации, а также рассматриваются комментарии под видеозаписью с Посланием на сайте w*w.youtube.com. Кроме того, представлен анализ функциональных и стилистических особенностей политического текста.

В заключении представлены основные выводы по работе.

Список использованной литературы включает в себя 75 наименований.

Выдержка из основной части

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК ОСОБЫЙ ВИД КОММУНИКАЦИИ

§1. Теоретическое освещение понятия «политический дискурс»

1.1. Понятие о дискурсе

Термин «дискурс», который употребляется приблизительно с 1970-х годов, стал своеобразным маркером гуманитарной парадигмы в целом, определенным средством познания специфики бытия и взаимоотношений человека с окружающим миром. Дискурс – это объект межпредметного изучения, сфера его употребления так велика, что можно говорить о прагматичности термина.

Дискурс представляет собой многомерное и сложное лингвистическое явление. Существует множество разных подходов к его исследованию, что обусловливает и множество определений, так как авторы не только определяют содержание этого понятия, но указывают также ракурсы его анализа. Н.Д. Арутюнова определяет дискурс как «связный текст в совокупности с экстралингвистическими факторами». Е.И. Шейгал как систему коммуникации с реальным и потенциальным измерениями. В.И. Карасик понимает дискурс как текст, который погружен в ситуацию реального общения. В.В. Красных как вербализованную речемыслительную деятельность. И это еще только далеко не все определения данного понятия.

Четкое определение «дискурса», которое охватывало бы все случаи его употребления, в науке еще не появилось. Возможно, что именно этот факт способствует большой популярности данного термина: разные понимания его вполне удовлетворяют многочисленные понятийные потребности, видоизменяя более традиционные представления о речи, тексте, диалоге, стиле и даже языке. П. Серио во вступительной статье к вышедшему на русском языке в 1999 году сборнику исследований французской школы анализа дискурса приводит список из восьми разных пониманий этого термина. Своеобразная параллель многозначности данного понятия – поныне не устоявшееся ударение в нем: часто встречается ударение на втором слоге, но ударение на первом слоге тоже не является редкостью.

Термин «дискурс» близок по значению к понятию «текст», но в первом подчеркивается динамический, разворачивающийся во времени характер языкового общения; текст же мыслится как статический объект, результат языковой деятельности. Иногда «дискурс» понимают как состоящий из двух компонентов: и динамический процесс языковой деятельности, вписанной в ее социальный контекст, и ее результат (т.е. текст). Такое понимание, как правило, является более предпочтительным. Очень близким к термину «дискурс» является понятие «диалог». Дискурс, как любой акт общения, подразумевает под собой наличие двух фундаментальных ролей – говорящего (автора) и слушающего, воспринимающего (адресата). Роли автора и адресата могут поочередно перераспределяться между участниками дискурса: в таких случаях и говорят о диалоге. Если на протяжении некоторого дискурса роль говорящего закреплена за одним и тем же участником, такой дискурс называют монологом. Существует неправильное мнение о том, что монолог – это дискурс с одним участником: при монологе адресат тоже необходим. По сути, монолог – это разновидность диалога, хотя традиционно эти два понятия противопоставлялись.

Термин «дискурс» удобен как родовой термин по отношению к понятиям «текст» и «диалог», он объединяет все виды использования языка.

Т. Ван Дейк так определяет «дискурс»: это коммуникативное событие, которое происходит между говорящим и воспринимающим (адресатом) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и прочем контексте. Это коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. Примеры: обычный разговор с другом, диалог между врачом и пациентом, чтение книги или газеты.

Дискурсом можно назвать текст в его становлении перед мысленным взором интерпретатора. Логическое содержание отдельных компонентов дискурса называется пропозициями. В процессе понимания дискурса интерпретатор компонует самые простые пропозиции в общее значение, помещая новую информацию, которая содержится в каждом последующем интерпретируемом предложении, в рамки уже полученной промежуточной интерпретации. В результате определяется коммуникативная цель каждого предложения и постепенно выясняется сам дискурс. В ходе такой интерпретации воссоздается мысленный мир, в котором автор создавал дискурс и в котором дается описание реального и желаемого, нереального и т. п. положения дел. В этом мире можно найти характеристики действующих лиц, объектов, времени, обстоятельств событий и т. д. Этот мысленный мир включает те детали и оценки, которые домысливаются самим интерпретатором с его собственным жизненным опытом.

Именно это обстоятельство использует автор дискурса, когда навязывает свое мнение адресату. При попытке понять дискурс, интерпретатор хотя бы ненадолго переселяется в мир чужих мыслей. Опытный автор, тем более политический деятель, предваряет такое речевое внушение подготовительной обработкой чужого сознания, чтобы новое отношение к чему-либо гармонизировало с уже устоявшимися представлениями – осознанными или неосознанными.

Весьма неоднозначная семантика языка способствует гибкому внедрению в чужое сознание: новый взгляд видоизменяется под влиянием системы устоявшихся мнений интерпретатора, вместе с тем и меняет эту систему.

1.2. Понятие о политическом дискурсе

Итак, что же понимается под термином «политический дискурс»? Очень часто наряду с этим термином употребляют понятия язык политики, политическая коммуникация и др. По мнению Е.И. Шейгал, последние понятия можно употреблять как нестрогие синонимы. Существуют разные точки зрения на понятие политический язык. Одни ученые используют этот термин как не требующий комментария, другие сомневаются в существовании феномена политического языка, третьи, признавая факт его существования, делают попытки определить, в чем же его своеобразие.

Первую точку зрения можно найти в работе А.Н. Баранова и Е.Г. Казакевич, которые считают политический язык особой знаковой системой, предназначенной для политической коммуникации: для выработки общественного согласия, принятия и обоснования политических и социально-политических решений.

Вторая точка зрения принадлежит Б.П. Паршину. Он приходит к выводу, что под политическим языком подразумевается вовсе не язык. Он выдвигает тезис о том, что предметом политической лингвистики является идиополитический дискурс, который понимается как своеобразие обстоятельств и содержания того, что говорит субъект политического действия.

Те исследователи, которые придерживаются третьей точки зрения, считают, что язык политики имеет специфическое содержание, а не форму. Язык политики отличается небольшим числом специфических выражений и клише. П. Серио выделяет такие грамматические особенности советского политического дискурса: тенденции к номинализации и сочинению.

Е.И. Шейгал считает, что «отрицать существование «языка политики» нет оснований, рассматривать его следует как один из профессиональных подъязыков-вариантов общенационального языка». Более точный коррелят понятия «профессиональные языки» – это определение «профессиональные лексические системы», так как специфика профессиональных языков заключается непосредственно в лексике, предназначенной для называния референтов той или иной предметной области деятельности.

С точки зрения предлагаемой Е.И. Шейгал концепции дискурса весь корпус знаков, составляющих семиотическое пространство политического дискурса, есть то, что называют обычно языком политики. Он включает в себя специализированные знаки: вербальные (термины, антропонимы и пр.), невербальные (политические символы и пр.), неспециализированные знаки, изначально номинативно не ориентированные на данную сферу общения, но в результате устойчивого функционирования приобретающие свою содержательную специфику.

Особенность языка политики как профессионального языка является его доступность для понимания практически всеми членами языкового сообщества как следствие деспециализации политических терминов. Весьма масштабная деспециализация в политической коммуникации связана с тем, что политика – единственная профессиональная сфера, общение в которой ориентировано на массового адресата. Политическая коммуникация является не просто опосредованной средствами массовой информации, но последние фактически являются основной средой ее существования, в результате чего язык политики оказывается лишенным свойства корпоративности, которое присуще любому специальному языку.

Под языком политики понимается терминология и риторика политической деятельности, где политики выступают в своей профессиональной роли (подобно дискурсам других профессиональных сфер – медицина, религия, юстиция и пр.)

Так называемый «политический язык» не является прерогативой только лишь политических деятелей. Это ресурс, который открыт для всех членов данного языкового сообщества. Он связан со специфическим использованием общенародного языка как средства убеждения, влияния и контроля. Можно сказать, что это язык, употребляемый в манипулятивных целях. Некоторые зарубежные ученые к сфере политического языка относят также спектр проблем, связанных с политической корректностью и борьбой за чистоту языка.

Термины политический дискурс и политическая коммуникация можно использовать как равнозначные, а под языком политики понимать структурированную совокупность знаков, образующих семиотическое пространство политического дискурса.

Политический дискурс – один из тех терминов, которые употребляются в множестве работ как нечто общепонятное и не требующее пояснения. Выше были рассмотрены разные определения термина дискурс. Сейчас же важной является проблема содержания и объема понятия «политический» по отношению к дискурсу.

А.Н. Баранов и Е.Г. Казакевич считают, что политический дискурс образует совокупность всех актов коммуникации, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, «освященных традицией и проверенных опытом». Это узкое понимание политического дискурса, при котором он ограничен институциональными формами обращения.

Широкое понимание политической коммуникации представлено точкой зрения В.В. Зеленского, который разграничивает два уровня в определении политики. Политика как набор некоторых действий, направленных на распределение власти и экономических ресурсов в стране или между странами. Это официальный уровень политики, который включает в себя СМИ, образовательную систему и все социальные институты, которые контролируют явления общественной жизни. Другой уровень политики – личностный; он представляется как способ, который актуализирует первый уровень в индивидуальном сознании.

Вполне логичным представляется исходить из широкого понимания политической коммуникации и включать в ее состав разные речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики.

Решающим основанием для квалификации коммуникации как политической является его содержание и цель. Целью политической коммуникации, как говорилось выше, всегда является борьба за власть. Исходя из работ многих ученых, можно свести содержание политической коммуникации к публичному обсуждению трех главных вопросов: 1) распределение общественных ресурсов; 2) контроль над принятием решений, а также право принимать решения (законодательные, исполнительные, судебные); 3) применение санкций (право вознаграждения или наказания).

Мир политики включает в себя огромное количество явлений: это и политические организации, субъекты и институты, политические сообщества людей, нормативные подсистемы, ритуалы и традиции, политическая идеология и культура, средства информации и т. д. Таким образом, все компоненты мира политики опосредованы дискурсом в той или иной степени, отражаются в дискурсе, реализуются через него: они либо выступают в качестве элементов прагматического контекста, либо составляют собственно предмет общения.

Так как границы дискурса являются довольно прозрачными, часто происходит наложение свойств разных видов дискурса в одном тексте. Например, интервью с политологом сочетает в себе элементы научного и политического дискурсов, а также масс-медиа. Рекламный и политический дискурсы пересекаются в жанре политической рекламы.

Общественным предназначением дискурса можно считать речевую деятельность по внушению адресатам необходимости «политически правильных» действий. Цель политического дискурса не в том, чтобы описать, а в том, чтобы побудить адресата к действию. Речь политического деятеля оперирует различными символами. Порой успех речи определяется тем, насколько эти символы понятны и близки массовому сознанию: высказывания политика должны находить свое место среди множества мнений и оценок его адресатов, потребителей политического дискурса. Такое внушение не всегда является аргументацией. В попытке привлечения аудитории на свою сторону не всегда используются логически связные аргументы. Иногда политики дают воспринимающей стороне понять, что позиция, в пользу которой они выступают, находится в интересах адресата. Защищая эти интересы, можно воздействовать также на эмоции, играть на чувстве долга, на прочих моральных установках.

Заключение (выдержка)

Таким образом, завершая разговор о политическом дискурсе, можно отметить следующие моменты.

Во-первых, политический дискурс (язык политики, политическая коммуникация) играет важную роль в жизни людей и развитии общества в целом. Каждый политик должен понимать важность умения красиво и правильно говорить. Ведь без грамотной, четкой вербализованной презентации явлений, происходящих в обществе, трудно добиться каких-либо положительных результатов в политической деятельности. Во-вторых, язык политики, хотя и является таким же профессиональным языком, как, например, медицинский, юридический и пр., не может быть отгорожен от обычных носителей литературного языка. Конечно, политическая речь содержит в себе специальные термины, характерные для политической деятельности, но стоит вспомнить, что является движущим мотивом политического дискурса (борьба за власть), трудно представить, как политики общались бы только с помощью этих терминов. Поэтому политический дискурс обусловлен социально, он направлен на то, чтобы добиться целей, общих и для аппарата власти и для граждан государства. В-третьих, политическая коммуникация не является изолированной благодаря СМИ. Как говорилось выше, язык политики является не просто опосредованным средствами массовой информации, но последние являются фактически основной средой ее существования. Так и нарушается свойство корпоративности, которое характерно для любого специального языка. Поэтому политический дискурс является весьма интересным явлением, которое заслуживает своего отдельного рассмотрения.

Изучением политического дискурса занимается молодая наука – политическая лингвистика. В настоящее время существует очень много исследований политической коммуникации: от определения до различных аспектов ее функционирования.

Одним из наиболее заметных исследований политического дискурса последних лет является работа Е.И. Шейгал «Семиотика политического дискурса», к которой в данном исследовании не раз приходилось обращаться.

Существует множество определений самого термина «политический дискурс», но для исследования было выбрано широкое его понимание, включающее в себя такие формы общения, в которых к сфере политики относится хотя бы одна из ее составляющих: субъект, адресат либо содержание сообщения. Также сюда относятся процесс и результат порождения и восприятия текстов, а еще разные экстралингвистические факторы, влияющие на их порождение и восприятие. Под «дискурсом» вообще в данной работе понимается обозначение разных видов речи и речевых произведений, осмысление, понимание и интерпретация которых должны строиться с учетом всей совокупности языковых и неязыковых факторов.

Чтобы отделить политическую коммуникацию от других видов коммуникации, были рассмотрены типовые свойства этого вида речевой деятельности. По А.П. Чудинову, выделяются следующие свойства политической коммуникации: ритуальность и информативность, институциональность и личностный характер, эзотеричность и общедоступность, редукционизм и полнота информации, стандартность и экспрессивность, диалогичность и монологичность, явная и скрытая оценочность, агрессивность и толерантность. Каждая пара свойств определенным образом характеризует существующую систему политической коммуникации: всегда доминирует какое-то одно из свойств (например, диалогичность политической речи во все времена практически преобладала над монологичностью).

Конечно, политический текст необходимо рассматривать и с точки зрения дискурса. Для этого А.П. Чудиновым были выделены дискурсивные характеристики политической коммуникации: авторство (автором считается публичное лицо, принявшее на себя ответственность за его содержание, хотя фактическим автором может быть другой человек или даже группа лиц), адресность (политическая коммуникация всегда имеет направленность на адресата, который, как правило, является групповым и массовым), стратегия и тактика (планирование речевой деятельности политического деятеля путем пошагового достижения поставленной цели, где крупные желаемые действия называются стратегией, а более мелкие – коммуникативными тактиками), политический нарратив (каждый политический текст является вплетенным в совокупность других текстов, объединенных каким-либо крупным политическим событием, например, парламентскими выборами).

Политическая коммуникация существует не изолированно, она призвана выполнять ряд функций: когнитивную, коммуникативную, побудительную, эмотивную, метаязыковую, фатическую. Причем в данном исследовании ведущей функцией политической коммуникации считается побудительная, так как отражает основную цель политической деятельности. С опорой на рассмотренные в первой главе типовые свойства политической коммуникации были выделены ее следующие речевые особенности: 1) каждый политик имеет свой речевой портрет, с помощью которого он осуществляет свою речевую деятельность; 2) ведущими функциями политической коммуникации являются побудительная, когнитивная и коммуникативная; 3) базовый стиль речи – публицистический, который взаимодействует с разговорным, художественным и научным; 4) в политических текстах используется преимущественно общеупотребительная лексика, также используются эмоционально окрашенные слова и слова, несущие в своем значении оценку; 5) для создания красивого текста используются средства языковой выразительности – фигуры речи; 6) как специфические речевые особенности выделяется употребление в рамках политического дискурса прецедентных феноменов; 7) для понимания политического текста массовым адресатом предпочтительно использовать краткие формы и жанры речи (слоганы, листовки, небольшие статьи).

Одним из активно используемых средств убеждения и воздействия на адресата в рамках политического дискурса является употребление прецедентных текстов. Для их выявления было проведено дополнительное исследование, в результате которого была создана классификация этих феноменов по различным основаниям: по виду прецедентного текста, по уровню трансформации высказываний, по видам маркеров текстов, по функциям, по форме представления. Также выяснилось, какие политики чаще всего используют в своих выступлениях прецедентные феномены: В.В. Путин, В.В. Жириновский.

Чтобы проиллюстрировать выявленные в теоретических главах речевые особенности, а также выделенные А.П. Чудиновым типовые свойства и дискурсивные характеристики политической коммуникации, был проведен анализ текста Послания президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию от 04.12.2014. Для каждой пары свойств были подобраны иллюстрирующие их выдержки из анализируемого текста. Политический нарратив как дискурсивная характеристика политической коммуникации подразумевает совокупность политических текстов, объединенных одним событием и темой. В 2014 году основной темой всех выступлений являлась крымская. Поэтому данный политический нарратив включает три ярких выступления президента РФ В.В. Путина на эту тему: «Прямая линия с Владимиром Путиным» (17.04.2014), на митинге «Мы вместе» (18.03.2014) были произнесены знаменитые его слова «После тяжелого, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань, в порт постоянной приписки – Россию», Послание президента РФ Федеральному собранию (04.12.2014). Соответственно, совокупность этих текстов является политическим нарративом на крымскую тему.

Авторство политического текста подразумевает под собой не наличие конкретного автора и совпадение его с личностью говорящего, а взятие последним на себя ответственности за содержание текста. Так как текст Послания был представлен Президентом РФ В.В. Путиным по федеральным каналам, выложен в сеть Интернет как в видео-, так и в текстовом формате, то автором, безусловно, стоит считать самого президента.

Адресность политического текста означает потенциальное наличие у него адресата (как правило, массового). То есть на этапе планирования и целеполагания речевой деятельности политика еще неизвестно, будет ли представлен текст на суд общественности, но адресат уже предполагается, и, собственно, для него и создается речевое произведение.

В данном исследовании политическая коммуникация рассматривается как двусторонний процесс – речевое воздействие политиков на массового адресата с целью борьбы за власть и ее удержания, а также обратная связь (то есть ответная реакция адресата на речевую деятельность адресанта). Особый интерес вызвало словотворчество и употребление окказиональных слов в рамках обратной связи, которые появляются активно в период значительных политических событий в жизни общества. Комментарии под видеозаписью с Посланием Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию на канале «Россия 24» на сайте YouTube. Были выявлены как положительные, так и негативные комментарии в адрес говорящего и по поводу сказанного им. А также был рассмотрен ряд окказиональных слов, найденных в этих комментариях.

Отдельные положения данного исследования докладывались на следующих конференциях:

XXXI Международная заочная научно-практическая конференция «Научная дискуссия: инновации в современном мире» (Москва, 18 ноября 2014 г.).

III Международная научная конференция «Филология и лингвистика в современном обществе» (Москва, ноябрь 2014 г.).

На основании рассмотренных теоретических вопросов, методологии исследования, результатов анализа текста важного документа – Послания президента РФ В.В. Путина Федеральному собранию – был создан проект программы дисциплины «Основы политической лингвистики». Данная дисциплина рекомендуется для освоения в рамках магистерской программы «Филологическое обеспечение профессиональных коммуникаций» (направления 050100 Педагогическое образование).

Также результаты проведенного исследования частично можно реализовать в школьной практике при создании конспектов уроков (например, по разделу «Комплексный анализ текста» в старших классах) или элективных курсов.

Стоит отметить, что изучение политической коммуникации – это очень актуальное направление в науке о языке. Потому что меняется политическая картина мира, одни события сменяются другими – все это не может не сказываться на речевой деятельности представителей власти, на содержании обратной связи и в общем на языке. Как показали результаты исследования, в связи с различными событиями в политической жизни государства в речи могут появляться новые слова, различные языковые феномены, и их выявление, грамотное лингвистическое толкование помогает фиксировать изменения в системе языка, определять роль выявленных языковых единиц и прогноз их дальнейшего функционирования, как то: пополнение активного лексического и фразеологического запаса языка, или, напротив, переход в пассивный. И, конечно, важно понимать значение сказанного политиками и улавливать доминирующие настроения в обществе, заключенные в различных жанрах обратной связи (комментарии, статьи в газетах), с целью их коррекции и предупреждения возможных социальных катаклизмов. Поэтому политическая лингвистика открывает перед исследователями широкое поле для деятельности. А если вспомнить слова Э. Косериу, что сама речь «политически нагружена», потому что представляет собой знак солидарности с другими членами общества, употребляющими этот язык, то значимость исследований в рамках этой сравнительно недавно появившейся отрасли лингвистики заметно возрастает.

Список литературы

1. Абдулфанова А.А. Семиотика дискурса как воплощение творческой индивидуальности // Политический дискурс в России – 3: Материалы раб. совещ. – М.: Диалог – МГУ, 1999. – С. 5–9.

2. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингв. энциклоп. словарь. – Москва: Сов. энцикл., 1990. – С. 136–137.

3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1969. – С. 388.

4. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения. – М., 1987.

5. Базылев В.Н. К изучению политического дискурса в России и российского политического дискурса // Политический дискурс в России – 2: Материалы раб. совещ. – М.: Диалог – МГУ, 1998.

6. Бакумова Е.В. Ролевая структура политического дискурса: аспекты анализа // От слова к тексту: Материалы докл. междунар. науч. конф. – Минск: МГЛУ, 2000. – С. 138–140.

7. Белоусов А.Б. Лоббизм как политическая коммуникация: основы теоретического моделирования : автореф. дисс. … канд. полит. наук. – Екатеринбург, 2004.

8. Березин В.М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия. – М., 2003.

9. Бисималиева М.К. О понятиях «текст» и «дискурс» // Филологические науки. – 1999. – № 2 – С. 26–31.

10. Борботько В.Г. Общая теория дискурса: принципы формирования и смыслопорождения: Дис…д-ра филол.наук. – Краснодар, 1998.

11. Борисова Е.Г. Особенности типов политического дискурса в России // Политический дискурс в России – 2: Материалы раб. совещ. – М.: Диалог – МГУ, 1998. – С. 17–18.

12. Будаев Э.В., Чудинов А.П. Современная политическая лингвистика. – Екатеринбург, 2006.

13. Булкина И. В. Теория политической коммуникации Гарольда Д. Лассуэлла: автореф. дисс. … канд. социол. наук. – Казань, 2000

14. Венциль К. Идиомы в русском политическом дискурсе: Проблема тезаурус, представления: Дис. … канд. филол. наук. – М., 1997.

15. Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. – СПб., 2001.

16. Ветерок Е. Камчатский мэр положил партдолжность на стол. –М.-СПб.: Тирмастэ / Коммерсант. – 2010. – № 48.

17. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика. – Волгоград, 1997. – 383 с.

18. Воробьева О.И. Политический язык: семантика, таксономия, функции: Автореф. …д. филол.н. – М., 2000.

19. Ворожцова О.А. Лингвистическое исследование прецедентных феноменов в дискурсе российских и американских президентских выборов 2004 года: Дис. … канд. филол. наук. – Екатеринбург, 2007.

20. Галиева Э.Ю. Прецедентные тексты в публицистике // Современная филология: материалы междунар. заоч. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). – Уфа, 2011. — С. 239–241.

21. Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. – М., 2004.

22. Гудков Д.Б. Прецедентное имя и проблемы прецедентности. – М., 1996.

23. Гудков Д.Б. Функционирование прецендентных феноменов в политическом дискурсе российских СМИ // Политический дискурс в России – 4: Материалы раб. совещ. – М.: Диалог – МГУ, 2000. – С. 45–52.

24. Демьянков В.З. Политический дискурс как предмет политологической филологии // Политическая наука. Политический дискурс: история и современные исследования. – М.,2002.

25. Захарова С. А. Социологическое обеспечение обратной связи в массовых коммуникациях (на примере радиовещания): Автореф. дис. … канд. социол. наук. – М., 2009.

26. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. – СПб., 2000. – 380 с.

27. Ильин М.В. Политический дискурс как объект лингвистического анализа. – М., 2004.

28. Ирхин Ю.В. Политология. – М., 2006.

29. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987.

30. Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. – М., 1989.

31. Конецкая В.П. Социология коммуникации. – М., 1997.

32. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Как тексты становятся прецедентными // РЯЗР – 1994. ̶ № 1.

33. Красных В.В., Гудков Д.Б., Захаренко И.В., Багаев Д.В. Когнитивная база и прецедентные феномены в системе других единиц и в коммуникации // Вестник МГУ. – Сер. 9. Филология, 1994. – №3.

34. Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка. – СПб.: «Норинт», 2000. – 1536 с.

35. Курбакова Ю.В. Национально-прецедентные феномены и единицы с метафорическим значением в СМИ: на материале современных американских журналов: Дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. – М.: РГБ, 2006.

36. Леонтьев А.А. Психология общения. – 3-е изд. – М., 1999.

37. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева.– М.: Сов. энциклопедия, 1990. – 685 с.

38. Лукашенец А.А., Щербин В.К., Михевич А.Е. Общество – язык – политика. – Минск: Высш. шк., 1988. – 223с.

39. Науменко, Т. В. Массовая коммуникация как социальный процесс (философско-методологический анализ проблемы): Автореф. дис. … д-ра филос. наук. – М., 2004.

40. Немирова Н.В. Прецедентность и интертекстуальность политического дискурса (на материале современной публицистики) // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. – Т. 11. – Екатеринбург, 2003. – С. 146–155.

41. Немирова Н.В. Прецедентность политического дискурса // Современная политическая лингвистика: Материалы международной научной конференции. Екатеринбург, окт. 2003 г. – Екатеринбург, 2003. – С. 124–126.

42. Нещименко Г.П. Современная публичная коммуникация: динамика речевого стандарта // Русское слово в мировой культуре. Х Конгресс МАПРЯЛ. – СПб.: Политехника, 2003. – Т. 1. – С. 399–413.

43. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и фразеологических выражений. – М., 1990.

44. Ольшанский Д.В. Политико-психологический словарь. – М., Екатеринбург, 2002.

45. Петрова Н.В. Текст и дискурс // Вопросы языкознания. – 2003. – № 6. – С. 123–131.

46. Пильгун М.А. Речевые особенности политической коммуникации // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2010. – Т. 152, кн. 2. – С. 236–246.

47. Попова Е.А. Прецедентные тексты в обучении русскому языку // РЯШ. – №3. – 2007.

48. Проскуряков М.Р. Дискурс борьбы: Очерк языка выборов // Вестник Московского университета. – 1999.

49. Путин В.В. Россия сосредотачивается. Ориентиры: Сб. статей. – Махачкала: Эпоха, 2012.

50. Пыжова М.Г. Аргументация, убеждение и коммуникация // Стратегии коммуникативного поведения: материалы докладов Междунар. науч. конф., Минск, 3-4 мая 2001 г.: в 3 ч. – Минск, 2003. – Ч. 2.

51. Русский язык и культура речи / Под ред. В. Черняк. – М.: Высшая школа, 2002. – 127 с.

52. Свицова А.А. Пословицы как прецедентные феномены // Коммуникативная лингвистика: вчера, сегодня, завтра: Сборник материалов Междунродной научной конференции 13–14 июня 2005 г. – Армавир: АЛУ, 2005. – С. 231–237.

53. «Свои» и «чужие» в российском политическом дискурсе. Сб. научн. трудов. – СПб., 2001.

54. Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М., 2000.

55. Сорокин Ю.А. Политический дискурс: попытка истолкования понятия // Политический дискурс в России. – М., 1997.

56. Фельдман В.Е. Дискурс и дискурсивность // Вестник новгородского государственного университета. – 2003. – № 25. – С. 89–93.

57. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов. – М., 1983.

58. Фомичева, И. Д. Социология СМИ / И.Д. Фомичева. – М., 2007.

59. Хазагеров Г.Г. Политическая риторика. – М.: Никколо-Медиа, 2002.

60. Чудинов А.П. Политическая лингвистика / Общие проблемы, метафора. Учеб. пособие. – Екатеринбург, 2003. – 194 с.

61. Чудинов А.П. Современная политическая коммуникация: Учебное пособие / Отв. ред. А.П. Чудинов. Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2009. – 292 с.

62. Шарков Ф.И. Основы теории коммуникации. – М., 2002.

63. Шварценберг Р.Ж. Политическая социология. – М., 1992. – Ч. I.

64. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. – Волгоград, 2000.

65. Coseriu E. Lenguaje y política // Alvar M. (ed.) El lenguaje político. - Madrid: Fundación Friedrich Ebert, Instituto de Cooperación Iberoamericana, 1987. - P. 9-31.

Интернет-ресурсы

1. Президент России – h**t://w*w.kremlin.r*/news/47173 (Стенограмма Послания Президента Федеральному собранию).

2. Российская Газета – h**t://w*w.rg.r*/2014/04/17/liniya-site.html (Стенограмма «Прямой линии с Владимиром Путиным»).

3. YouTube.com/Россия24 – Послание президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию. Полная версия (h**t://w*w.youtube.com/watch?v=ZnobOCPwIgA).

4. Дом Ответов – h**t://w*w.domotvetov.r* (Почему украинцев называют украми?).

5. ЛДПР – официальный сайт. h**t://w*w.ldpr.r*

6. Президент России – официальный сайт. h**t://президент.рф

7. Единая Россия – официальный сайт. h**t://er.r*

8. Михаил Прохоров – официальный сайт. h**t://mdprokhorov.r*

9. Справедливая Россия – официальный сайт. h**t://spravedlivo.r*

10. КПРФ – официальный сайт. h**t://kprf.r*

Покупка готовой работы
Название: «РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ»
Раздел: Рефераты по языковедению
Тип: Дипломная работа
Страниц: 82
Год: 2016
Цена: 2900 руб.

*

С условиями покупки работы согласен(-на).


Не нашли что искали?
Устали искать нужную курсовую, реферат или диплом?
Закажите написание авторской работы на Зачётик.Ру!


А так же: Отчёты по практике | Семестровые работы | Эссе и другие работы

Наши специалисты выполняют заказы по любым темам и дисциплинам.
Средний балл наших работ: 4,9
Мы помогли 8462 студентам.