8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Ваш город: Сиэтл
Зачётик.Ру - каталог студенческих работ.

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Литература и лингвистика

ХРИСТИАНСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ А. А. АХМАТОВОЙ: ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНЫЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ В ШКОЛЕ - Дипломная работа

Содержание

ВВЕДЕНИЕ….…. 3

ГЛАВА I. ХРИСТИАНСКИЕ ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В ЛИРИКЕ АННЫ АХМАТОВОЙ….7

1.1. Образ Рахиль в библейском цикле А. Ахматовой….…. 8

1.2.Образ Лотовой жены в библейском цикле А. Ахматовой….20

1.3.Образ Мелхолы в библейском цикле А. Ахматовой….29

1.4.Образ дочери Иаира в стихотворении А. Ахматовой «Исповедь».34

Выводы по первой главе….42

ГЛАВА II. ОБРАЗ ИИСУСА ХРИСТА И БОГОРОДИЦЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ АННЫ АХМАТОВОЙ….44

2.1.Образ Иисуса Христа в ранней лирике А. Ахматовой….44

2.2.Роль Иисуса Христа в поздней лирике А.Ахматовой (на примере поэмы «Реквием»)….….….…. 53

2.3.Образ Богородицы в лирике А. Ахматовой….…. .58

2.4. Школьная литературная гостиная как средство развития литературно - творческих способностей учащихся….64

2.4.1. Сценарий литературной гостиной «Библейские женские образы лирики А. Ахматовой в контексте мировой культуры»….68

Выводы по второй главе….79

ЗАКЛЮЧЕНИЕ….80

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ….86

ПРИЛОЖЕНИЕ….89



Введение (выдержка)

Известный литературный критик В. Л. Топоров в одной из своих лекций, связанных с лирическим наследием поэтов Серебряного века, говорил о том, что не всякого поэта можно называть гением. Исследователь выделил три качества, которым должен обладать гениальный поэт. Во-первых, судьба поэта должна быть трагичной. Во-вторых, поэт должен испытать все тяготы любви. В-третьих, поэт должен быть верующим человеком [52, 12].

На наш взгляд, всем этим трем качествам соответствовала великая русская поэтесса А.А. Ахматова. Судьба её действительно была трагична. Она потеряла близких ей людей ( Н. С. Гумилёв был расстрелян в 1921 году; Н. Пунин трижды был арестован и погиб в лагере в 1953 году; единственный сын Лев Гумилёв провёл в заключении более 10 лет). А. Ахматова испытала на себе все тяготы любви. И с последним аргументом, выдвинутым В. Л. Топоровым, можно согласиться. А. Ахматова хорошо знала церковный календарь, службу, цитировала наизусть многих евангелистов, высоко чтила христианские традиции. Одним словом, она была верующим человеком, и отразила эту христианскую веру в своей лирике.

Нельзя говорить, что христианская образность ахматовской лирики не исследована вообще. Прежде всего, следует назвать, вышедшие в 1910-20-е годы и ставшие классическими, статьи Н. Недоброво (1915 г.), Ю. Айхенвальда (1922 г.), в которых поэзия А. Ахматовой интерпретировалась именно как религиозная [41, 330]. Н.В. Недоброво, например, утверждал, что поэтесса «сама указывает на религиозный характер своего страдальческого пути. Ахматова знает упоение молитвы» [43, 70]. Действительно, можно ли сомневаться в безусловной подлинности религиозного опыта поэта, создавшего стихотворение «Исповедь»?

В тот же период был опубликован ряд рецензий, статей, посвященных творчеству А. Ахматовой, в которых, так или иначе, затрагивались проблемы, связанные с религиозной тематикой в ее лирике. Среди них можно выделить работы К. И. Чуковского; О. Э. Мандельштама; Л. К. Чуковской и др. [38; 60; 61; 62].

Советские литературоведы обратились к творчеству А. Ахматовой только в конце 1950-х годов. Однако исследователи намерено обходили, однако, религиозный контекст в лирике поэтессы. В тех же случаях, когда полностью обойти христианский вопрос не удавалось, религиозные мотивы интерпретировались как особый литературно-художественный прием. Но такие работы, на наш взгляд, не раскрывают в полной мере той глубины религиозной духовности, которая была заложена в лирике А. Ахматовой.

В 1980-90-е годы было написано множество монографий посвященных христианской образности, но данные работы зачастую лишь только констатировали связь А. Ахматовой с православием, но не раскрывая всей многогранности и сложности этого вопроса [48].

На современном этапе изучения творчества Ахматовой христианская образность в её лирике становится предметом пристального внимания современных учёных. К библейской теме в лирике А. Ахматовой обратились С.В. Бурдина, С.А. Васильев, В.Я. Виленкин, В. Жирмунский, Т. В. Жирмунская, Т. В. Игошева, С. Н. Кляпкин, И. А. Павловский, Э. Сегаль, Л. А .Яковлева.

Однако до сих пор не создано фактически ни одного значительного исследования, посвященного целостному анализу христианской образности в поэзии А. Ахматовой. А ведь начиная с 1912 года рассматривать ее творчество вне христианской парадигмы – значит намеренно обеднять ее поэзию, закрывать глаза на острозлободневные и, вместе с тем, вечные проблемы, преломившиеся в наследии А. Ахматовой именно под религиозным углом зрения. Таким образом, анализ творчества поэтессы в религиозном ракурсе по-новому освещает и узловые конфликты ее произведений, их магистральные мотивы и проблематику.

Ключевым образом в художественном мире А. Ахматовой является образ Иисуса Христа. К нему поэтесса обращается неоднократно на протяжении всего своего творческого пути. Тем не менее, евангельский образ Христа остается одним из самых малоизученных в её лирике А. Ахматовой. Более тщательно он исследован в поэме «Реквием» [11], но обойден вниманием в ранней лирике А. Ахматовой. Образ Богородицы, который, по мнению современных исследователей, практически не используется в лирике А. Ахматовой [8] и вовсе лишен исследовательского интереса. Женским библейским образам уделено гораздо более пристальное внимание, но зачастую их анализ не выходит за рамки идеологического прочтения.

Высказанные соображения позволяют говорить о том, что актуальность данного исследования складывается из двух взаимосвязанных ракурсов; с одной стороны, в современной науке востребованным видится изучение христианской проблематики в русской литературе начала ХХ века, с другой стороны, христианская образность в лирике А. Ахматовой представляет собой малоизученное явление, чем и вызывает интерес для ее дальнейшего исследования.

Цель исследования изучить библейскую лирику А. Ахматовой.

Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:

– проанализировать ветхозаветные и евангельские сюжеты и образы, которые нашли своё отражение в лирике А. Ахматовой;

– рассмотреть авторское виденье христианских образов «библейского цикла» А. Ахматовой, на примере стихотворений «Рахиль», «Лотова жена», «Мелхола»;

– проанализировать образ Иисуса Христа в ранней лирике А. Ахматовой;

– вычленить и проанализировать христианский сюжет и образы Христа и Богородицы в поэме «Реквием» А. Ахматовой;

– выявить возможности методического преломления темы исследования.

Объектом исследования является лирика (1914-1960) и поэма А. А. Ахматовой.

Предметом исследования является христианская образность в лирическом творчестве А. Ахматовой.

Материалом исследования послужили стихотворения «Рахиль, «Лотова жена», «Мелхола», вошедшие в библейский цикл, «Исповедь», «Столько просьб у любимой всегда…», «Молитва», «Я так молилась за тебя…», «Я всем прощение дарую и воскрешение Христа», «Июль 1914», «Причитание», «А смоленская нынче именинница…», поэма «Реквием».

Методы исследования. Исследование носит историко-литературный характер. Исходя из поставленной цели и определения ряд задач, в работе применялся комплекс методов, необходимых для реализации исследования: биографический, историко-литературный, сравнительно-исторический, культурологический, философский.

Научная новизна исследования обусловлена выбором аспекта исследования. Предпринята попытка анализа ахматовских христианских образов, связанных с ними сюжетов, с включением малоисследованных произведений, ориентированных как на ветхозаветные, так и на новозаветные библейские легенды.

Теоретической основой исследования стали положения и выводы, содержащиеся в работах таких российских ученых, исследовавших творчество А. Ахматовой, как И. Бернштейн, С. В. Бурдина, С. А. Васильев, В. Я. Виленкин, Р.К. Гуль, Т. В. Жирмунская, В. М. Жирмунский, И. А. Павловский, Е. А. Яковлева.

Теоретическая значимость исследования. В результате проведенной работы были сформулированы положения и выводы, касающиеся особенностей христианской образности в лирике А. Ахматовой

Практическая значимость исследования состоит в том, что она может стать основой для разработки уроков, внеурочных занятий в школе и в ссузах при изучении русской литературы начала ХХ века и творчества А. Ахматовой.

Результаты исследования представлены на всероссийском конкурсе «Лучшая научная статья - 2016» (г. Киров), региональной научно-практической конференции в БГПУ им. М. Акмуллы «Система непрерывного образования: школа – педколледж – вуз».

Работа имеет следующую структуру: введение, две главы, заключение, список использованной литературы. Во введении излагаются цели и задачи исследования, обосновываются его актуальность, новизна и практическая значимость. Задачи, поставленные во введении, решаются в двух последующих главах. В первой главе определяется роль библейского цикла в христианской лирике А. Ахматовой, а также рассматривается евангельский образ (дочь Иаира), который в современном литературоведении не исследовался ранее. Во второй главе определяются роль Иисуса Христа и Богородицы в ранней христианской лирике А. Ахматовой и поэме «Реквием». Представлена методическая разработка внеклассного мероприятия, в которой рассматриваются библейские женские образы с применением культурологического комментария. В заключении подводятся итоги проделанной работы, делаются выводы по результатам исследования.



Основная часть (выдержка)

ГЛАВА I. ЖЕНСКИЕ БИБЛЕЙСКИЕ ОБРАЗЫ В ЛИРИКЕ

АННЫ АХМАТОВОЙ

1.1.ОБРАЗ РАХИЛЬ В БИБЛЕЙСКОМ ЦИКЛЕ А. АХМАТОВОЙ

О религиозности А. Ахматовой писалось неоднократно. Поэт, литературный секретарь А. Ахматовой А. Найман пишет о том, что поэтесса была верующим и церковным человеком. По мнению исследователя, А. Ахматова помнила наизусть церковный календарь, знала хорошо службу, цитировала наизусть многих евангелистов: Иоанна, Матфея, Луку, Марка и т.д.

По мнению Т. Жирмунской: «Библия и Ахматова – эта тема проста только на первый взгляд. Стихов-параллелей к ВЗ и НЗ (Ветхому Завету и Новому Завету – Р.Г.) у нее почти нет. Она жила в эпоху антихристианства, когда одно только указание на библейский источник, сюжет или имя, извлеченные оттуда, грозили государственной анафемой. Но Книга книг была не столько её повседневным, сколько насущным чтением [29, 50].

Библейские истории, сюжеты были для А. Ахматовой «источником образов» [29, 41]. Особый интерес, на наш взгляд, она проявляла к библейским образам женщин. Так, в фильме итальянского режиссёра, поэта, прозаика Пьера Паоло Пазолини «Евангелие Матфея» (1964) А. Ахматова особо выделила фрагмент с самаритянкой. Очевидно, что ее впечатлила история встречи Иисуса Христа, проходившего через самарийский город Сихарь, с самарянской женщиной.

Согласно первоисточнику, Христос попросил зачерпнуть воду из колодца и угостить его. Самаритянка очень удивилась просьбе Христа, поскольку самаряне и иудеи не общались между собой. Христос сказал, что если бы она знала настоящее слово Божье и имела представление, с кем говорит, то у неё не возникло бы такого вопроса. Далее Христос поведал женщине не только о жажде духовной и жажде физиологической, но и о том, что Бог есть дух. Самарянка уверовала в Иисуса Христа и рассказала об этом остальным жителям. А. Ахматовой нравится отрывок «Беседы с самарянкой», и тем, что пришедшие ученики Христа не увидели ничего дурного в разговоре с женщиной. Возможно, поэтому она обратила внимание на эту сцену в фильме и оценила ее.

В рамках заявленной темы остановимся на ветхозаветных женских образах, которым А. Ахматова посвятила небольшой цикл «Библейские стихи». Стихотворение, стоящее первым в цикле, изначально имело заглавие «Из книги Бытия», впоследствии А. Ахматова заменила на более конкретное – «Рахиль». Ее героинями стали Рахиль; жена Лота и Мелхола. На наш взгляд, все три стихотворения, посвященные трем библейским персонажам, связаны между собой. Во-первых, все героини стихотворений показаны с состоянии серьёзной, внутренней психологической борьбы. Во-вторых, в своих произведениях А. Ахматова показала исключительно любящих женщин. Именно любовь становится важнейшим структурообразующим элементом в библейском цикле А. Ахматовой.

Если рассматривать библейские образы в танахическом порядке (танах – это название еврейского Священного Писания), то их последовательность будет выглядеть следующим образом: сначала следует повествование о Лотовой жене, затем о Рахили, и, наконец, о Мелхоле. А. Ахматова в своём цикле посвящает стихотворение прежде Рахиль, а затем Лотовой жене. Этот вопрос остается для нас открытым. Возможно, повлияло многократное обращение к одному стихотворению, и постоянной его доработке и завершенный характер работы по отношению к другому.

Поэтесса работала над библейским циклом достаточно долго с 1921 по 1961 год. Образы из священных книг выбраны неслучайно. В совокупности они, на наш взгляд, представляют собой единый образ ахматовской героини: сильной, верной, страстной, трагичной женщины. А. Ахматова не просто пересказывает библейские сюжеты, но вносит в них тонкий психологизм любовного чувства. По мнению Л. Гинзбург, стихотворения из библейского цикла получились намного эмоциональнее и трагичнее, чем многие её стихотворения, относящиеся к любовной лирике [17, 126].

Итак, библейский цикл открывает стихотворение «Рахиль», написанное в 1921 году. Надо отметить, что имя Рахиль связано с несколькими библейскими сюжетами: о сватовстве и женитьбе патриарха Иакова, о Рождестве Христовом, имя Рахиль также упоминается в Рождественское Богослужение, во время Великого Поста в Великом каноне Андрея Критского и во время обряда венчания.

А. Ахматова обращается, пожалуй, к самому известному сюжету, связанному с историей любви Иакова и Рахиль. Отсюда и строки из Книги Бытия, послужившие эпилогом к стихотворению: «И служил Иаков за Рахиль семь лет, и показались они ему за несколько дней, потому что он любил её» [5, 45].

Обратимся к истории священного писания. Иаков увидел колодец, который служил источником питья для пастушьего скота. У этого самого источника он познакомился с пастухами из Харрана и узнал, что они знакомы с его дядей по маминой стороне. Дядю звали Лаван и было у него две дочери. Старшую дочь звали Лия. Она была слепой. Младшую – Рахиль. Она славилась своей красотой по всей Месопотамии. В тот самый день, когда Рахиль пришла напоить своё стадо, она познакомилась с Иаковым. Сын Ревекки, сестры Ливана, влюбился в Рахиль и попросился служить у Ливана, за что хотел получить в жёны прекрасную Рахиль. Так Иаков прослужил на службе у Ливана семь лет. Но Ливан обманул его и отдал в жены свою старшую дочь Лию.

В первоисточнике (Книге Бытия) центральным персонажем является Иаков, Рахиль находится на втором плане. Так же в Книге Бытия не сказано, что Рахиль страстно полюбила Иакова. А. Ахматова же выводит на первый план именно женщину – Рахиль, которая страстно влюбляется в своего избранника (как и положено ахматовской героине).

Отметим также, что к имени Рахиль и библейской истории¸ связанной с ней, неоднократно обращались в начале ХХ века многие поэты Серебряного века. Достаточно назвать таких поэтов, как М. Цветаева, И. Бунин, В. Ходасевич и др.

По мнению Т.В. Игошевой, образ Рахиль в русской поэзии начала ХХ века традиционно связан с образом смерти [32, 55]. Религиозный подтекст истории уходит на второй план, в то время как на первый план выдвигается иной мотив: с именем Рахиль связывают приближение «блаженной» смерти. В качестве аргумента приведем отрывок из стихотворения И. Бунина:

«И умерла, и схоронил Иаков

Ее в пути.» И на гробнице нет

Ни имени, ни надписей, ни знаков.

Ночной порой в ней светит слабый свет,

И купол гроба, выбеленный мелом,

Таинственною бледностью одет,

Я приближаюсь в сумраке несмело

И с трепетом целую мел и пыль

На этом камне выпуклом и белом.

Сладчайшее из слов земных Рахиль [6,74]

«Гробница Рахиль»

Однако, по мнению Т. В. Игошевой, семантика образа Рахиль в бунинском стихотворении, в контексте всей книги стихов, связана и с больной для эмигрантов темой России. В стихотворении И. Бунина «Гробница России» эмигрантская «бездомность» и горечь становятся частным проявлением более глубокой, метафизической, проблематики [32, 56].

В стихотворении Н. Тэффи «Иду по безводной пустыне.» образ Рахиль тесно связан автором с мотивом «блаженной смерти»:

Ты гонишь овец к водопою —

Как ясен твой тихий закат!

Как сладко под легкой стопою

Цветы полевые шуршат!

Ты встанешь к стене водоема,

Моим ожиданьям близка,

Моею душою влекома

В далекие смотришь века.

Замучена зноем и пылью,

Тоскою безводных степей,

Так встречусь я с тихой Рахилью

Блаженною смертию моей [53, 102].

«Иду по безводной пустыне.»

C. Ю. Кудряшова, анализируя это стихотворение, справедливо отмечает, что «сюжетной основой стихотворения «Иду по безводной пустыне» является свернутая до собственного имени библейская ситуация – первая встреча патриарха Иакова и Рахиль у водоема» [35, 230]. Исследователь отмечает, что по сравнению с библейским описанием, Тэффи акцентирует контрастность пейзажа («безводная пустыня», по которой шел библейский Иаков до встречи с пастухами, противопоставлена «ареалу» Рахили: водному источнику, звону колокольчиков, «цветам полевым»); изменяет состав персонажей (субъект повествования заменяет в стихотворении Иакова, второстепенные персонажи – пастухи – отсутствуют); усиливает момент ожидания встречи с Рахилью [35, 330].

В стихотворении В. Ф. Ходасевича «Слёзы Рахиль» мотив скитания и бездомности соотносится с горем библейской героини, с ее «неутешными» слезами. Все это оборачивается в итоге темой смерти.

Мир на земле вечерней и грешной!

Блещут лужи, перила, стекла.

Под дождем я иду неспешно,

Мокры плечи, и шляпа промокла.

Нынче все мы стали бездомны,

Словно вечно бродягами были,

И поет нам дождь неуемный

Про древние слезы Рахили [55, 67].

«Слёзы Рахиль»

Как видим в этих произведениях темы скитания, бездомности, смерти, связанные образом Рахиль, становятся основными, хотя и проявляются с разной степенью интенсивности.

А. Ахматова в свою очередь, как нам видится, несколько иначе интерпретирует библейскую притчу. По мнению Т. В Жирмунской «Стихи как будто стилизованны, но, как всегда у Ахматовой, попытка стилизации прорастает живыми современными словами, живым, а не заемным чувством» [29, 41].

Совершенно очевидно, что в стихотворении А. Ахматовой «Рахиль» основной темой является тема любви. По мнению А. Наймана, «в нем показаны прообразы не небесной любви, а человеческой» [41, 99]. Обратимся к ахматовскому тексту и рассмотрим особенности образной системы стихотворения.

И встретил Иаков в долине Рахиль,

Он ей поклонился, как странник бездомный.

Стада подымали горячую пыль,

Источник был камнем завален огромным.

Он камень своею рукой отвалил

И чистой водою овец напоил.

Но стало в груди его сердце грустить,

Болеть, как открытая рана.

И он согласился за деву служить

Семь лет пастухом у Лавана.

Рахиль! Для того, кто во власти твоей,

Семь лет — словно семь ослепительных дней.

Но много премудр сребролюбец Лаван,

И жалость ему незнакома.

Он думает: каждый простится обман

Во славу Лаванова дома.

И Лию незрячую твердой рукой

Приводит к Иакову в брачный покой.

Течет над пустыней высокая ночь,

Роняет прохладные росы,

И стонет Лаванова младшая дочь,

Терзая пушистые косы.

Сестру проклинает, и Бога хулит,

И ангелу смерти явиться велит.

И снится Иакову сладостный час:

Прозрачный источник долины,

Веселые взоры Рахилиных глаз

И голос ее голубиный:

Иаков, не ты ли меня целовал

И черной голубкой своей называл [4, 22]?

«Рахиль»

Как видим, А. Ахматова опустила все те моменты, которые не имеют никакого значения в любовной истории библейских персонажей Рахиль и Иакова.



Заключение (выдержка)

Анализируя лирические произведения Ахматовой, в которых интерпретируются евангельские мотивы, образы и символы, мы пришли к выводу, что поэт следует христианским трактовкам, придерживается канонов христианской этики. Глубокое религиозное начало ее творчества сказывается и в частом обращении к христианским сюжетам и образам. Поэтому религиозные мотивы в стихах А. Ахматовой имеют определенную культурно-историческую и идеологическую основу соответствующих реалий: библейско-евангельские цитаты и реминисценции, имена, упоминаемые даты, святыни создают особую атмосферу в ее творчестве.

Обращаясь к именам библейских героинь, А.Ахматова обнаруживает новые грани характера ее лирической героини. Рахиль, Мелхола, жена Лота – это не только древние евангельские образы, но и «современницы» А. Ахматовой, попавшие, спустя тысячелетия, в сходные ситуации. Актуализация прочтения давних историй, глубокая заинтересованность автора в судьбах своих героинь определяют новаторство Анны Ахматовой в интерпретации библейских традиций.

Рахиль соотносится с мотивом жертвенности: свое женское счастье она приносит в жертву, во имя благополучия близких. Гордыня, стыд, страх, гнев на возлюбленного и бесконечная любовь к нему, страстное желание – вот что соединилось в тугой клубок сердечных переживаний героини. А. Ахматовой точно удалось передать сложное психологическое состояние, в котором находится ее героиня.

В «Лотовой жене А. Ахматова опирается на образ из библейской книги Бытия, но придает ему сугубо индивидуальный, глубокий характер. Это стихотворение уникально. Оно в ряде своих характерных черт опирается на источник, Священное Писание, но при этом в нем его внутренняя форма становится принципиально иной. Подчеркнем, что речь не идет о какой-либо «полемике» с библейской книгой или «подмене» ее содержания.

В стихотворении «Мелхола», как и двух предыдущих произведениях цикла, представлен сложный психологический портрет женщины, изображенной в самый непростой и драматический момент ее жизни. Произведение представляет собой, «балладу с драматическим сюжетом» (В. Виленкин). В итоге эта «маленькая трагедии», превратилась у поэтессы в стихотворение, в котором представлен внутренний монолог настоящей драматической напряженности, но с намеренно размытой, недоговоренной концовкой последней строки.

Стихотворение «Исповедь» представлена библейская история дочери Иаира. Героиня отличается от ветхозаветных персонажей. Перед ней не стоит вопрос выбора между сестрой и возлюблённым, семьей и воспоминаниями о прошлом. Если героини вышеназванного библейского цикла находятся в неразрешимом душевном конфликте, с которым они неподвластны справиться, то дочь Иаира находит спасение и после темной «епитрахили», крестящая рука Христа приводит её к новой жизни.

А. Ахматова, опираясь не только на библейский сюжет и библейские образы, но и стилистику первоисточника, создает художественные произведения, в которых образ лирических героинь интерпретируется через вечные образы персонажей Ветхого Завета. Поэтесса брала за основу всеми узнаваемые строки и наполняла их своим индивидуальным художественным содержанием, выводя на первый план сильные женские натуры, наделяя их глубокими чувствами и тем психологизмом, который является не столько воспроизведением, сколько трансформацией текста первоисточника.

Таким образом, уже знакомые герои в интерпретации поэтессы приобретают новые характеры, раскрываются с более глубокой стороны, делаются ярче, а тем самым интереснее.

Во второй главе, опираясь на раннее и зрелое творчество А.Ахматовой, мы обратились к образам Иисуса Христа и Богородицы. Рискнем предположить, что в ранней лирике А. Ахматова приравнивает свою лирическую героиню к Иисусу Христу. Ее героиня пытается подрожать ему и следовать тем заповедям, которые он завещал выполнять. Образ Иисуса Христа в ранней лирике показан сильным и могущественным, в то время как лирическая героиня предстаёт слабой и страстной одновременно.

Поэтесса в раннем творчестве не обращается к евангельским сюжетам, иллюстрирующим распятие Христа. Для нее было важно показать силу и мощь сына Божьего, который способен спасти Россию от смерти, голода, холода, греха.

Образ Богородицы в ранней лирике А.Ахматовой – той, что расстилает «над скорбями великими плат», и той, что «сына кутает в платок», и той, что соткала «широкий покров», – появляется как напоминание о православном празднике Покрова Пресвятой Богородицы, смысл которого состоит в молитвенном «предстоянии Богоматери за мир». Но с ее образом связаны и апокалиптические мотивы «опрокинутых» «последних сроках». Они обретают в поэме «Реквием» новый смысл, становятся прямой проекцией действительности. Образные переклички «Эпилога» и более ранних произведений А. Ахматовой окончательно убеждают в том, что за финальными строчками поэмы возникает образ Божией Матери. Однако на сей раз – и это логичное завершение основной идеи «Реквиема» – в роли Богородицы выступает сама героиня: «Для них соткала я широкий покров…». Семантическое пространство поэмы актуализирует и контексты названных произведений. Особенно важным с этой точки зрения оказывается диалогическое взаимодействие «Реквиема» со стихотворением «Июль 1914».

Христианская лирика А.А. Ахматовой не включена в школьную программу, кроме поэмы «Реквием», которая изучается в 11-м классе. На наш взгляд, из всех библейских стихотворений А. Ахматовой, наиболее интересным для учащихся старших классов является «библейский цикл» стихотворений, который включает в себя три произведения: «Рахиль», «Лотова жена», «Мелхола». Библейский цикл не входит в школьную программу, поэтому знакомство с ним предлагается в рамках внеклассного мероприятия.

В последнее время, особой популярностью пользуется такая форма внеклассной работы, как литературные салоны. В работе представлен подробный сценарий проведения литературного салона, в рамках которого предполагается изучение библейских и ахматовских образов Рахиль, жены Лота и Мелхолы. В школьной практике литературная гостиная становится формой приобщения к творчеству и миру великих поэтов. Это воспитание искусством, нравственное воспитание, воспитание культуры поведения и возможность в полной мере осуществить принципы педагогики сотрудничества. Таким образом, литературная гостиная – это та форма работы, которая способствует гуманизации и гуманитаризации образования. Именно гуманитарное образование в первую очередь формирует личность школьника, готовность его жить в новом мире, учит современным формам общения.

В итоге отметим, что гениальное пророчество М. Цветаевой, назвавшей А.Ахматову «Златоустой Анной Всея Руси» [58, 84], оправдалось: Анна Ахматова стала не только поэтическим, но и этическим, нравственным знаменем своего века. Она приняла и разделила трагическую долю России, не пошла на компромисс с «железным веком», не уступила его моральному прессу. Во многом это объясняется тем, что А. Ахматова в своем творчестве явила феномен религиозной веры.



Литература


1. Адамович Г. И. На полях Реквиема. – СПб.: Pro et contra, 2001. – 200 с.

2. Адмони В. Г. Лаконичность лирики Ахматовой // Русская литература. – 2007. – № 9. – С.100-111

3. Айхенвальд Ю. А. Силуэты русских писателей. Анна Ахматова. – СПб.: Pro et contra, 2009. – 600 с.

4. Ахматова А. А. Стихотворения. Поэмы. Воспоминания А.Ахматовой – СПб.: Азбука, 2011. – С.400

5. . Библия. Книги священного Писания Нового Завета. В русском переводе с параллельными местами. Перепечатано с Синодального издания. Издание всесоюзного совета евангельских- баптистов. М.:1968. – 1238с.

6. Бунин И. А. Стихотворения. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1987. – 150 с.

7. Бурдина С.В. Библейские образы и мотивы в поэме «Реквием»: Дисс…кан. филол. наук. – Казань, – 2002. – 200 с.

8. Бурдина С. В. Поэма А .Ахматовой «Реквием»: вечные образы библии и жанра // Русская литература. – 2006. – № 7. – С. 7-19.

9. Быков. Д. Л. В зеркалах: Ахматова // Знамя. – 2014. – № 11. – С. 110-118.

10. Васильев С. А. Стихотворение А. А. Ахматовой «Лотова жена»: трансформация ветхозаветного образа // Обозрение. – 2003. – с. 56-60.

11. Виленкин. В.Я. В сто первом зеркале. – М.: Советский писатель,1991. – С. 370.

12. Волков С.Е. Вспоминания А.Ахматову. – М.: Континент, 1987

13. Вороновская О. Г. Чётки. Анна Ахматова // Наследие. – 1992. – № 1. – С.14 - 29.

14. Гаспаров М. Л. Стих Ахматовой: четыре его этапа // Литературное обозрение. – 2002 . – № 12. – С.30 – 48.

15. Герштейн Э.В. Тридцатые // Воспоминания об Анне Ахматовой. – М.: Советский писатель, 1991– С. 148-157.

16. Гинзбург Л. Я. Воспоминания о А. Ахматовой. – М.:1991.

17. Гинзбург Л. Об Анне Ахматовой: стихи, эссе, воспоминания, письма – СПб. – 2001. – 394 с. НАЙДИ ЭТИ РАБОТЫ, УТОЧНИ

18. Гурвич И. Любовная лирика Ахматовой // Вопросы литературы –1997. –№ 5. – С. 45-63.

19. Гурвич М. Новизна и психологизм. Ахматова // Вопросы литературы . –1999. – № 12. – С. 12-22.

20. Долинов Г.И. Поэма любви в стихах Ахматовой // Ахматовский сборник. – 2014. – № 35. – С. 33-50.

21. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы // Полное собрание сочинений: В 30-и т. Т.14. – Л.: Наука, 1976. – 512 с.

22. Евангелие от Матфея. Апокалипсис :Пер. / Славян, библейский фонд. –СПб.:1997. –100 с.

23. Евангелие от Луки.– Апокалипсис :Пер. / Славян, библейский фонд. –СПб.:1997. –159 с.

24. Евангелие от Марка. Апокалипсис :Пер. / Славян, библейский фонд. –СПб.:1997. –59 с.

25. Евангелие от Иоанна. Апокалипсис :Пер. / Славян, библейский фонд. –СПб.:1997. –66 с.

26. Есенин С. Собрание сочинений. Т. 1. – М.: Правда, 1966. – 500 с.

27. Ефименко Т.А. Жадное сердце. – П.1916.

28. Жирмунская Т.В. Что отдал то твоё // Крымский Ахматовский научный сборник . 2010. – №. 9. – С. 3 – 20.

29. Жирмунская Т.В. Во мне печаль, которой царь Давид по-царски одарил тысячелетье // Крымский Ахматовский научный сборник. – 2011. – №10. – С. 40–57.

30. Жирмунский В.М. Два направления современной лирике А. Ахматовой // Крымский Ахматовский научный сборник. – 2014. –№ 12. – С.10–20.

31. Жуковский В.А. Стихотворения. – СПб.: Азбука, 2005. – 200с.

32. Игошева Т.В. Драматическая коллизия в стихотворении Анны Ахматовой «Рахиль» // Вестник Новгородского гос. ун-та им. Ярослава Мудрого. – 2014. – № 15. – С. 51-57.

33. Киxнeй Л.Г. Пoэзия Aнны Axмaтoвoй. Тaйны peмecлa. – М.: Пpaвдa, –1991. – 102 с.

34. Кляпкин С.Н. Библейские картины в лирике А.Ахматовой // Литературное образование.– 2014.– № 7. – С. 55-66.

35. Кудряшова Ю.И. Поэтика русской лирики ХХ века // Вестник Удмурдского университета // – 2010. – № 5. – 2010. – С. 222 - 239.

36. ЛавроваЛ.К.Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество//Крымский Ахматовский научныйсборник. –2010. – № 9. – С. 193–198.

37. Лoтмaн Ю.М. Aнaлиз пoэтичecкoгo тeкcтa. – М.: Литepaтуpa, 1972. – 312 с.

38. Мандельштам И.Э. Собрание сочинений. Т. 1. – М.: АСТ, 2001. – 800 с.

39. Маркиш Ш. Могучая евангельская страсть // Звезда. – 1997. – № 3. – С. 119-130.

40. Мережковский Д.С. Собрание сочинений в 4-х т. Т. 1. – М.: Азбука, 2012. – 270 с.

41. Найман А. Г. Рассказы о Анне Ахматовой. – М.: Зебра Е: АСТ, 2009 – 416 с.

42. Недоброво Н.В. О лирике А.А.Ахматовой // Русская мысль. – 1917. – № 4 – С. 323-354.

43. Недоброво Н.В. Анна Ахматова из Евангелие от Луки. // Русская мысль. – 1917. – № 5 – С. 68-80.

44. Озеров Л. А. Дверь в мастерскую. Анна Ахматова. М.: Гнозис, 2004. – 218 с.

45. Пaвлoвcкий A.И. Aннa Axмaтoвa: Жизнь и твopчecтвo. – М.: Пpaвдa, 1991. – 430 с.

46. Поэзия серебряного века. Лирика. – СПб.: Азбука, 2011. – 256 с.

47. Рябчик О.Е. Оглянувшаяся Анна Ахматова, Марк Шагал Рахиль Баумволь // Сборник в честь 65-и летия Б.А. Каца. – 2013. – № 1 – С. – 564-575.

48. Руденко М.С. Религиозные мотивы в поэзии Ахматовой // Вестник московского университета. –1995. – № 4. – С. 66 - 77.

49. Сегаль Э. Книга книг: преломление в искусстве. Часть первая – «Библейский цикл» А.А. Ахматова. – 2013 [Электронный ресурс]. Систем. требования: www.youtube.com. (дата обращения: 11.00.2013).

50. Cкaтoв Н.Р. Книгa жeнcкoй души (O пoэзии Aнны Axмaтoвoй) // Русская пpaвдa. – 1990. – № 2. – С. 17-29.

51. Тименчик Р.Д. О Библейском тайнописи Ахматовой // Звезда. – 1995. – № 10. – С. 201 – 207.

52. Топоров В.Л. Тающий остров // Окна. – 1994. – № 5 – С. 11-22.

53. Тэффи Н.А. Собрание сочинений. Т. 1. – М.: Азбука, 2008. – 345 с.

54. Ходасевич В.Ф. Бесславная слава // М.: Наука, 1960. – 140 с.

55. Ходасевич В.Ф. По бульварам. Из поэтического наследия. М.: « Центр - 800», 1996. –179 с.

56. Цветаева М. И. Стихотворения. Поэмы. Воспоминания. Уфа.: – Башк.кн. изд-во, 1990. – 488 с.

57. Цивьян Т.В. Ахматова и Мандельштам: в теме диалога. Семиотические путешествия // Концепт. – 2011. – № 10. – С. 196-205.

58. Черных В.А. Мифотворчество и мифоборчество Анны Ахматовы // Крымский Ахматовский научный сборник. – 2005. – № 2. – С. 5-22.

59. .Черных В.А. О поэме «Реквием» в школе // Крымский Ахматовский научный сборник. – 2006. – № 3. – С. 13-29.

60. Чуковский К.И. Анна Ахматова. М.: Путь, 1960. – 100 с.

61. Чуковский К.И. Читая Ахматову // Красная Москва. – 1965. – № 2. – С. 13-34.

62. Чуковская Л.К. Полумертвая и немая // Континент. –1976. – № 8 – С. 430-436.

63. Шевчук Ю.В. Героика и трагизм в лирике А.А.Ахматовой // Крымский Ахматовский научный сборник. – 2005. – №3. – С. 73-84.

64. Щеглов Ю.К. Черты поэтического мира Ахматовой // Новые открытия. – 2013. – № 5.– С. 7-14.

65. Эвинтов И.С. От Фонтанки до Сицилии // Литература. – 1999. – № 7. – С. 30-35.

66. Эхенбаум Б.М. Анна Ахматова // Русофил. – 2010. – № 1.– С. 4-11.

67. Яковлев А.В. О семантике некоторых произведений Ахматовой // Русофил. –– 2010. – № 1.– С. 78-99.

68. Яковлева Е.А. Апокалипсические подтексты в поэзии Ахматовой 1930 гг. // Крамский Ахматовский научный сборник. –2013. – № 8. – С. 123-127.



Информация о работе

Тип: Дипломная работа
Страниц: 93
2100 p.
Не подошла эта работа?

Закажите написание уникальной работы.
Средний балл наших работ: 4,9
Мы помогли 310803 студентам.
Оформление заявки БЕСПЛАТНО и
ни к чему не обязывает.
X
X